Вс, 24 Сентябрь

Обновлено:06:52:35 PM GMT

Премудрость и знание чистое
Вы здесь: Главная

Почему тучнеют американцы?

В классической антропологии есть понятие о "плотности" человека. Она измеряется так называемым указателем Рорера, получаемым делением веса человека в килограммах на его рост в метрах, возведенный в куб. На всем земном шаре он колеблется приблизительно от 1 до 2 и в нашем Восточном полушарии имеет тенденцию снижения в направлении к экватору: население Африки менее "плотное", чем европейское. Это правило классической антропологии почему-то нарушается в Западном полушарии, где плотность остается высокой и мало меняется с широтой. Классическая антропология не находит этому объяснения, и тут на помощь приходит тектоноантропология — наука, связывающая физическую организацию человека с глубинным строением Земли, ее тектоникой.

Согласно волновой тектонике, колебания сфер Земли (имеются в виду стоячие волны с периодами тысячи-миллионы-миллиарды лет — чем короче волна, тем быстрее смена фаз) приводят к образованию поднятых (+) и опущенных (–) тектонических блоков разного размера. Самая длинная волна — длиной с экватор — вызывает деление Земли (как и других небесных тел) на две части: поднятую и опущенную. Это континентальное Восточное полушарие (+) и опущенное (вжатое) тихоокеанское Западное (–). Более короткие волны — последующие гармоники ответственны за более дробное деление: образуются "вторичные" менее масштабные океаны и отдельные континенты. Но физика вращающегося тела (а все небесные тела вращаются) требует, чтобы угловые моменты блоков разной высоты единого тела были уравновешены, иначе тело будет испытывать "биения" и разваливаться, как несбалансированное колесо (автомобилистам это понятно). Поскольку угловой момент есть произведение угловой скорости вращения на радиус блока и на его массу, природная регулировка при равной для всех блоков угловой скорости производится "игрой" между радиусом и массой: чем меньше радиус, тем масса или плотность данного блока больше, и наоборот, больше радиус — меньше плотность. Вот почему океанические впадины (уменьшенный планетарный радиус) заполняются плотными породами-базальтами, а поднятые континенты слагаются менее плотными гранитными и близкими к ним породами.

Требование регулировки плотностей относится ко всем земным сферам, в том числе и биосфере, и ее части — антропосфере, то есть к строению человеческого тела. В Западном полушарии на островах Тихого океана и в его обрамлении живут в целом более "плотные" люди, а в Восточном — менее "плотные". Но так как континентальное полушарие, в свою очередь, состоит из разновысоких блоков, то и здесь наблюдается разница плотностей у человека: африканцы и азиаты менее плотные и массивные (указатель Рорера ниже), чем европеоиды, приспособленные к жизни на опущенном Евразийском секторе. Но и Европа оказалась разделенной на два тектонически совершенно непохожих сектора: на юге, ее южная часть относится к поднятому Африканско-Средиземноморскому сектору, хотя и к его северному менее поднятому Средиземноморскому подсектору, на севере же она лежит в пределах опущенного Евразийского сектора.

Давно замечено, и антропологи все это выражают в цифрах, что южные европейцы, например, итальянцы и испанцы, отличаются от северных и центральных (в Германии, Польше, России) по ряду существенных антропометрических показателей, например, росту, весу, волосяному покрову, цвету волос и глаз и пр. Различия порой настолько разительны, что один и тот же народ, расселившийся в разных частях (секторах) и проведший в них одну-две тысячи лет, например, еврейский народ, почти не узнает друг друга. Южные евреи — сефарды носят многие семитические черты их палестинских предков, а северные — ашкенази не могут прийти к единому мнению о своем происхождении, настолько они отошли от семитических корней и похожи на расы Центральной и Восточной Европы. Мы вернемся к этому весьма сложному и интересному антропологическому вопросу позднее, в других публикациях, а сейчас посмотрим, что же происходит в целом с европейцами, переселившимися из поднятого Восточного полушария в опущенное Западное.

История так распорядилась, и после открытия Нового Света народ потянулся туда в поисках лучшей доли. А что же Земля?.. Ей все равно. Она продолжает вращаться, а значит, физическое требование увеличения массы неуклонно действует. Живущие в Америке более 10 тысяч лет индейцы уже давно адаптированы, приспособлены к своему полушарию, они "плотные", дети у них рождаются и по сей день более крупными и развитыми, чем у белых американцев (Дж.Харрисон и др. Биология человека, 1968). А новоиспеченные американцы разных рас (не только с европейскими корнями), проведшие на своей новой родине всего лишь первые сотни, а то и десятки лет, начали увеличивать свою массу. У них высок процент тучных людей, но и в целом жители США имеют 10—15 процентов лишнего веса, что сильно беспокоит их правительство. Но, не владея законами тектоноантропологии, оно не может понять истинной причины. Все "валят" на плохой режим, скверное питание, в чем винят "Макдоналдс" и "фаст-фуд". В последнее время, правда, заговорили о генетике, генетической предрасположенности к полноте. Генетика — это хорошо, это уже ближе к истине, так как известно, что и на генном уровне обитатели Западного полушария отличаются от населения Восточного. Гены так же изменчивы, как и соматика (строение тела) человека, которой они управляют.

Итак, интересно, как быстро физические законы начинают "лепить" (но не уродовать!) человеческое тело "под себя"? Старожилы полушария — индейцы и эскимосы — давно уже адаптировались, около 12 тысяч лет назад придя "монголоидами" из Азии и заплатив при этом потерей ряда монголоидных черт, таких, как монгольская складка века — эпикантус и приплюснутый нос (теперь он чаще орлиный — европеоидный), и приобретя "излишнюю плотность". Ученые даже не знают, то ли это еще монголоиды, то ли уже пятая большая раса — красная. Следующей по времени интереснейшей группой являются полинезийцы, "рискнувшие" 2—3—4 тысячи лет назад покинуть свою азиатскую родину и начать осваивать Океанию. Осваивая наиболее глубокий тектонический блок Земли — Тихоокеанский сегмент, они и заплатили "по-крупному".

Почти ничего не осталось от их монголоидности. Теперь это рослые, плотные, бородатые люди с волнистыми волосами — все то, что типично для европеоидов из опущенного сектора Восточного полушария. Некоторые авторитетные ученые считают их просто европеоидами. Интересно, как описывали их первые мореплаватели, открывшие острова Тихого океана и впервые увидевшие туземцев.  И.Ф.Крузенштерн, посетивший Нукагиву (один из Маркизских островов) в 1804 году, через 13 лет после их открытия, писал: "Дочь и невестка короля были так хороши, что и в Европе прослыли бы красавицами", "...нукагивцы рослы и здоровы", "...нукагивцы стройны и чрезвычайно красивы... Между множеством красивых мужчин заметны два, которые и в Европе могли бы прослыть писаными красавцами".

А вот свидетельства отважных моряков шлюпов "Восток" и "Мирный", открывших Антарктиду и многие острова Океании во время плавания в 1819—1821 гг. под руководством Ф.Ф.Беллинсгаузена. И.М.Симонов — астроном экспедиции пишет: "Жители острова Опаро (ныне Рапа, примыкающий к группе Тубуаи) по большей части люди среднего роста, но очень жирны, плотны и плечисты: народ, должно быть, сильный. Средний рост их, по измерению моему, оказался 2 аршина 6 вершков (т.е. 1 метр 69 сантиметров, что близко высокому среднему росту современных классификаций), а средняя ширина плеч с лишком 10 вершков (более 45 см). Форма лица их не очень много разнится от европейских лиц, но цвет как лица, так и тела бронзовый; носы орлиные, но недлинные, губы обыкновенные, глаза карие, волосы черные и несколько курчавые, а у иных и совсем ровные; они стригут их так, как русские мужики, бороды небольшие, но довольно густые. Наши матросы называли их опаринскими ребятами... Один из них с длинными рыжими волосами имел совершенно европейскую наружность". Такими же увидел И.М.Симонов новозеландцев (маори): "Некоторые из них напоминали мне древних римлян, как я видел их на эстампах... Рост их довольно высокий, костистые плечи широкие, сложение крепкое, мускулистое, лица худощавые."

Первые впечатления русских моряков точны и правильны. В более поздних и более полных исследованиях неизменно отмечается повышенная полнота полинезийцев. Придумано этому и интересное объяснение (по Стинглу): в дальних и трудных плаваниях для освоения новых островов людей часто настигал голод, и в первую очередь умирали худые, таким образом происходил отбор в пользу толстых. Действительно, полнота — характерный признак полинезийцев: вспомним и гогеновских туземок, и последних обитателей острова Питкерн, и короля Тонго, но этому  есть научное объяснение и связано оно с тектоническими требованиями
Западного полушария.

Загадка айнов также вполне из разряда тектонических. Хотя они и малорослы, как многое взявшие от них японцы, но часто плотны и особенно отмечены богатством волосяного покрова — чисто европеоидная (и австралоидная) черта. Лишенные многих монголоидных признаков (а ведь Хоккайдо, Сахалин и Курилы все-таки Азия!), они всегда оставались антропологической загадкой. Ища правильный ответ, нелишне вспомнить и о "бородатых индейцах", которых встретил капитан Дж.Кук во время своего третьего плавания у берегов Северной Америки. Он отметил в дневниках их "довольно широкие и длинные бороды". А ведь индейцы, всем известно, безбородые, а эти стали бородатыми, живя у кромки Великого Океана. Чем не айны его западного берега?

А что приобрели японцы — эти жители островов в непосредственном обрамлении гигантского океана, кроме разрушительных землетрясений и цунами? Часть из них имеет гены Jomon от древнего населения с обильным волосяным покровом и чертами полинезийцев, айнов, европеоидов, а часть — гены Yayoi от континентальных монголоидов. Но вот интересная особенность. Анатомы отмечают у японцев слой подкожно-жировой клетчатки, что делает их формы более округлыми, а кожу более упругой. Это дает возможность наблюдателям называть их несколько пренебрежительно "резиновыми куклами", последнее слово из-за их малого роста (А.Г.Рождественский, 1912).

Изменение соматики и даже превращение рас (больших рас!) за тысячелетия можно понять и принять. Но, оказывается, человеческий организм настолько податлив и пластичен, что он заметно меняется при пересечении тектонических границ даже за одно поколение. Так, сельские японцы, переселенные семьями на Гавайи — в самое тектоническое "пекло", в центр наиболее глубокой Восточной котловины, меняются за одно поколение. Причем не только прибавляя в росте и весе, но и меняя форму головы (становятся более короткоголовыми) и носа (становятся более длинноносыми). Нечто похожее происходит и с европейцами, переехавшими в Нью-Йорк в XVIII—XIX веках (данные на начало XX века).

Франц Боас по заданию переселенческой комиссии США произвел измерения 17821 нью-йоркского иммигранта из европейских стран. Он сделал сравнение тех, кто растет в Европе, с теми, кто родился и растет в Америке (к сожалению, данных о весе не найдено, но есть рост и формы тела и головы). Оказалось, что родившиеся в США больше своих сверстников из Европы и головы у них более вытянуты в горизонтальной плоскости (головной указатель, равный отношению ширины головы к ее длине, уменьшается). Но это касается только иммигрантов Центральной и Восточной Европы. Жители же южной Италии и Сицилии изменялись в противоположном направлении: рост их уменьшался и голова становилась короче. Шотландцы же совсем не изменялись. В чем дело? Сам Боас не может дать удовлетворительного объяснения, но критически разбирает предложенные другими причины и отвергает их.

Теперь же, опираясь на другие примеры по всему миру, изложенные выше, мы понимаем, что законы физики и тектоноантропологии не переносят отлагательства и действуют всегда, и немедленно, и неотвратимо.

Шотландцы не меняются, так как они фактически живут в сильно опущенном Североатлантическом секторе, хотя и в Восточном полушарии, то есть для них нет резкой смены тектонической обстановки. Жители Центральной и Восточной Европы (богемцы, словаки, венгры, поляки, евреи), обитатели опущенного Евразийского сектора, переехав из Восточного в опущенное Западное полушарие немного "усугубили" свое тектоническое положение. Но без перемены знака (все тот же "–" сменили на "–", за что и заплатили прибавлением роста (массы), который высок у полинезийцев и восточных индейцев). При этом несколько удлинился их короткий череп, приблизившись к "норме" континентов Западного полушария. Иное дело у сицилийцев и южных итальянцев: на родине они живут в поднимающемся секторе и платят за это своей малой массой (ростом) и удлиненной головой (как и все негроиды). Переезд же в опущенное полушарие, то есть резкая смена обстановки на противоположную ("+" на "–"), потребовал от них увеличения плотности, что проще достигалось уменьшением роста (знаменатель в формуле Рорера), и укорочения головы, чтобы приблизиться к "норме" опущенного полушария. Увеличение роста у "худых" южан привело бы к потере плотности, что недопустимо. Тут напрашивается сравнение с увеличением роста эфиопов, живущих в горах, по сравнению с равнинными (что уменьшает плотность, требуемую поднимающейся Африкой), с одной стороны, и уменьшением роста индейцев Перу с продвижением в высокогорье (что увеличивает плотность, требуемую нисходящим Тихоокеанским полушарием), с другой. Такое разное, непонятное поведение высокогорных популяций озадачивает классических антропологов.

Итак, на примере разных временных масштабов показано действие неуклонного требования увеличения массы (плотности) при переселении в Тихоокеанское полушарие из поднятого континентального. Так что понятно, что неправильное питание, или "обжорство", если и играет какую-то роль в "катастрофическом" прибавлении веса американцев, то эта роль второстепенна. В основе этого явления лежат более глубокие фундаментальные причины тектонического характера, перестраивающие и нашу генную систему.

И еще в заключение. Нельзя умалять могущества природы. Человек порой мнит о себе многое, замахивается даже на глобальный климат, перекраивает земли, меняет течения рек, строит, где считает нужным. Он может многое. Это верно. Но вдруг... волна смывает целые города и народы, взрыв Кракатау потрясает Землю, Тунгусская катастрофа "причесывает" тайгу и влияет на геофизические поля, многокилометровые глыбы льда откалываются от Антарктиды, в конце концов и динозавры исчезли без участия человека. Перед этими природными явлениями меркнут человеческие возможности, и он начинает понимать, что не все может в своем прекрасном уютном земном доме, несущемся в таком враждебном холодном и пустом космическом пространстве. Лучше жить в согласии с природой, учитывая ее естественные законы, и стараться ей не вредить. Тогда и достижения людские будут весомее и долговечнее.

"Наука и Религия"
Просмотров: 1762
0

Благодарю за комментарий по теме


Защитный код
Обновить