Пт, 01 July

Обновлено:07:00:04 PM GMT

Премудрость и знание чистое
  •  
Вы здесь: Отдых Сказки&притчи Гордость - маленькие притчи
Гордый ветер
Загасил ветер свечу и возгордился:
- Я теперь все погасить могу! Даже солнце!
Услыхал его мудрый мужик, сделал ветряную мельницу и сказал:
- Эка невидаль – солнце! Его и ночь погасить может. Ты попробуй вот это колесо останови!
И, что есть силы, раскрутил большое, тяжелое колесо. Дунул ветер раз, дунул другой – а колесо-то не останавливается. Наоборот, чем больше он дул, тем сильнее оно крутилось. Потекла в мешки умного мужика мука, и стал он жить: сам в достатке, и бедных не забывать!
А ветер, говорят, до сих пор на это колесо дует. Где именно? Да всюду, где только есть место гордыне!

Стул-самозванец
Поставили стул на стол, когда окна мыли, а убрать позабыли. Тот и возгордился: - Я, - говорит, - теперь самый главный в доме!
И велел всем вещам называть себя троном.
Услыхала это муха. Села на стул и говорит: - Я теперь царица, раз на троне сижу!
Хлопнула мухобойка муху и объявила, что в доме – государственный переворот.
Неизвестно, чем бы все это закончилось, только пришла хозяйка. Она поставила стул на место, присела на него передохнуть и ничего не сказала. Но все вещи и так знали: вот теперь в доме порядок!

Привередливая крапива
Решила крапива с кем-нибудь дружбу начать водить.
Увидала розу, обняла на радостях и сразу разочаровалась: - Красивая, но колючая! Не буду с такой дружить.
Обошла крапива все леса и сады - никого подходящего для дружбы не нашла. Ромашка слишком нежная, татарник, грубый, а лилия - та вообще капризная…
Вышла на проселочную дорогу и увидела, наконец, подорожник, который был самой терпеливой травой на свете, никого не обижал и, наоборот, сам всем помочь был готов. Но и этот ей не понравился: - Добрый, но некрасивый!
Так и не нашла себе друга крапива. Да если бы и нашла, все равно с такой, как она, никто бы не стал дружить. И совсем не потому, что она жгучая и невзрачная!

Лист
Увидел березовый лист свое отражение в луже и подумал: "До чего же я на березу похож! Вот ствол, вот – ветви. А может, я сам – дерево?"
И оторвался от березы. Но деревом он так и не стал. А только упал в лужу и плавал в ней до тех пор, пока она не высохла вместе с ним…

Ключ и замок
Поругались ключ и дверной замок, и никто из них первым мириться не хочет.
"Как это так? – думает ключ. – Без меня этот замок – простая железка!". А у замка свое мнение на этот счет: "Сломается этот ключ, и без него мне быстро другой подберут!"
Люди ждали-ждали, да и вставили в дверь новый замок. А старый с ключом осмотрели и ничего не поняли: целый, должен работать. Но – не работает! И выбросили обоих – ржаветь.

Паук и звезда
Захотелось пауку одну из падающих звезд в свою сеть поймать. А что? Будет светить по ночам и приманивать глупых мотыльков и мошек. Плел он плел, весь лес оплел паутиной, да только звезду так и не поймал. Хотя неосторожных мошек и мотыльков в нее видимо-невидимо угодило.
Но он на них даже внимания не обращал. Ему нужна была только звезда. Так и умер он от голода и усталости. А может, от чего-то другого?..
 
Дорогая цена
Обидно стало лисе, что ее пушистую новую шубку из-за деревьев никто не видит. И решила она - лес выкорчевать! Хитрости ей было не занимать, умения уговаривать тоже, - долго ли, нет – свели люди лес.
И сразу ее шубку заметили! И оценили. Одна беда – во сколько, лиса так и не узнала…

Зимняя капель
Решила зима весну погубить. Тогда и лета не будет. И осень не придет. И навсегда настанет ее, зимы, время! Пригласила она для этого весну в гости. И так и эдак пыталась ее заморозить. Но у добра-то ведь сил больше! И, защищаясь, сама растопила весна зиму.
То-то удивлялись в тот год люди. До чего же ранней пришла весна! А та, даром, что был февраль, разбудила природу, озеленила все вокруг и уступила черед лету. То – осени. А осень, как положено – холодам.
И снова пришла зима. Которая уже никогда не звала весну в гости…

Гусеница и бабочка
Посмотрела бабочка на гусеницу и скривилась: - Фи, какая уродина!
Посмотрела гусеница на бабочку и прошептала: - Ах, какая красавица!..
Если бы только одна из них знала о своем прошлом, а другая – о будущем!..

Воздушный шар
Надули воздушный шар. Почувствовал он необычайную легкость и сразу же захотел подняться на Небо.
- Зачем ты меня сдерживаешь? – упрекал он нитку. – Немедленно отпусти. Мое место не здесь, а – там!
- Но там же птицы с острыми клювами, молнии, палящее солнце, порывы ветра! – пыталась отговорить его нитка. – Тебя сразу занесет невесть куда, ты даже и не успеешь добраться до Неба. Да и воздух из тебя постепенно может выйти!..
Но воздушный шар и слушать ничего не хотел: - Что можешь советовать ты, жалкая земная вещь - мне, созданному для жизни на Небе? – возмутился он, вырвался, полетел и… повис на первом же дереве, откуда его быстро сняли и привязали покрепче.
А если бы не было этого дерева?..

Хвастовство
Хвастало-хвастало хвастовство, и однажды вдруг перестало хвастать. День не хвастает! Два!! Три!!! Обрадовались добродетели: - Наконец-то хвастовство исправилось!
А оно тут и говорит: - А я целых три дня не хвастало!
И тут уж обрадовались все извечные противники добродетелей – человеческие пороки и грехи.

Своевольная волна
Захотела самая высокая и могучая волна одна без моря жить. - Выйду на сушу и буду царицей земною! – решила она, взыграла и помчалась к берегу. А за собой и часть других волн увлекла.
Сколько кораблей она с ними погубила, сколько людских душ в пучину унесла, сколько зла натворила на своем пути – и не перечесть! Но достигла, наконец, своевольная волна вожделенного берега. Бросилась на него и… разбилась о неприступный утес. Только брызги от нее и последовавших за ней волн и остались.
А еще недобрая память и печаль по тем, кого она успела погубить вместе с собой…

Васильки
Пришли жнецы на поле – рожь жать.     Рожь собрали, а из васильков, которые в ней росли, девушки венки сплели и на себя надели. Возгордились васильки.
- Вот мы какие красивые! Для того, знать, и рожь сеяли, чтобы нам в ней расти! Она нас от ветров прикрывала, от холодов защищала. И теперь ее за ненадобностью выбросили!
А рожь и не думали выбрасывать. Собрали ее в снопы, обмолотили, свезли на мельницу и стали печь хлеб. На целый год хватило. Еще и осталось!
А васильки… Они так и остались на поле, дождям да ветрам в добычу, не нужные больше никому…

Зеркало
Упал луч солнца на зеркало, и засияло оно так, что стало больно глазам. Возгордилось зеркало: - Смотрите, смотрите! Я – как солнце! И даже, может, немного ярче его!
И с этим трудно было поспорить домашним вещам. Но передвинулось солнце по небу, и зеркало снова стало тусклым. Вновь отразились в нем увешанные темными картинами стены и старый диван.
- Ну что же ты больше не сияешь? – спросили у зеркала вещи.
А что оно могло возразить на это? Ему и самому стало ясно, что сияло не оно, а – отраженное в нем солнце!

Вечный спор
Заспорила синица с соловьем, кто лучше поет. Звери и птицы принялись ее отговаривать: да ты сама послушай себя и его, и сравни! Но та – ни в какую. Для нее ведь главным был сам процесс спора. Словом, поспорила и проиграла.
Но особо и не огорчилась. Потому что у нее новый спор намечался. С жирафом. У кого шея длиннее.

Слабая сила
Жила-была большая гранитная скала. Казалось, никто и ничто не может сокрушить ее: ни ураганный ветер, ни жгучий мороз, ни палящий зной… Она очень гордилась своей силой, говоря, что несмотря ни на что, как была, так и останется могучей скалой. И все насмехалась над лежащим под ней песком.
Протянулись года. Прошли века. Промелькнули тысячелетия. И произошло то, что и должно было произойти. Льющаяся сверху тонкой струйкой вода подточила скалу, ветер, мороз и зной доделали дело. И превратилась скала в горку гранитных камней.
А вот песок, сколько ни лилась на него вода, лишь смиренно расступался, пропуская ее. И, несмотря ни на что, как был, так и остался – пусть мелким и слабым - песком!

Высшая справедливость
Посмотрела гордая красота на уродство и с брезгливостью сказало:
- И как только земля носит такое?
- Разве я виновато, что родилось таким? – вздохнуло уродство и поблагодарило Бога за то, что Он и правда позволяет ему ходить по земле и вообще дает возможность жить хотя бы таким, какое оно есть.
И только Ангел, который видит невидимое, сказал:
- Как трудно будет такой красоте, когда, прожив жизнь, она сама станет уродством. И как счастливо будет это смиренное уродство, когда оно заслуженно и навечно станет красотой!

Невольное сравнение
Залетел случайно жук в самолет, покружил в нем по небу и, узнав, на какую высоту поднимался, с гордостью заявил, что умеет летать выше всех жуков и даже птиц!     Бедный жук!
Но еще большей жалости достоин человек, который думает, что хоть что-нибудь может сделать без Бога!

Сила и польза
- Я сильней и полезней тебя! – надменно говорил грозный танк мирному трактору. Но тому было не до споров. Он кормил выращенным им на поле хлебом его голодный экипаж…

Смех без причины
Решил смех, что он мудрее всех. Хотя для этого не было ни единой причины!
 
Плюс с минусом
Хвалился плюс, что у него ни одного минуса нет. Даже не понимая, что уже одно это – сплошной минус!

Ниспадение
Хвастала гордая лестница, что еще чуть-чуть, и она достанет до неба. И достала. Только до дна ямы, куда переставил ее мудрый хозяин.

Своеволие
Захотело озеро стать морем. Разлилось, что было сил, вширь. Да только обмельчало из-за этого. И… пересохло!

Верх гордыни
Хвастала авторучка, что пишет большой роман. Будто писателя и не существовало!

Признак гордыни
Обвинили ни за что смиренного человека. А ему хоть бы что…
Обличили гордого за дело. И – задело!

Отпор
Косила гордая, не привыкшая к возражениям коса смиренную траву. Пока не нашла на камень…

Характер Кичение
Взяла бездарность единственный урок пения у таланта. И потом без конца с гордостью говорила: - Я – талантливая ученица!

Обоюдоострый меч
Обида одного обидит, а на другого сама обидится. Она – как обоюдоострый меч. В руках у гордыни!

Ядовитый плод
Неверие в Бога – это ядовитый плод. Безумного союза гордости и упрямства.

Урок смирения
Узнал человек, что с гордыней в рай не попасть. И взмолился: - Господи! Дай мне смирение!
Не успел он договорить, как на дороге появился незнакомец, который проходя мимо, больно толкнул его: - Осторожней! – с упреком воскликнул человек.
А незнакомец вместо того, чтобы извиниться, сам принялся осыпать его упреками, да еще и смеяться над ним. И чем дальше, тем больше!     Возмутился человек:
- Да кто ты такой, чтобы толкать и оскорблять меня?
- Я тот, кого ты только что звал на помощь. Ведь если не я – как ты тогда сможешь научиться смирению?

Песочная сила
Вспомнил песок, что когда-то могучей скалою был. И решил силу свою показать. Да только пыль людям в глаза пустил…

Низкая высота
Высокое дерево с презрением и насмешками смотрело на все, что ниже его. Не за то ли и ударила его, в конце концов, устав все это терпеть, во время грозы – справедливая молния?

Пустоцвет
Написал один человек большую книгу, в которой учил всех других людей, как надо жить. Хотя сам до этой не прочитал ни единой книги!

Последний довод
Говорила вода надменному снегу, что они – близкие родственники. Так, если бы не весна – то он никогда бы ей не поверил!

Незримый труд
Презирала трава копошившегося под ней земляного червя. И даже не знала, что без его работы, ее корни, а значит, и она сама, давно бы уже задохнулись…

Худшая пара
Женился смех - на гордыни. И начались насмешки…

Показуха
Вышла показуха на улицу. Себя показать. На людей посмотреть. Точнее, как они на нее смотрят!

Монах Варнава
(Евгений Георгиевич Санин)     
по книге 1000 маленьких притч для детей и взрослых
Просмотров: 446