Чт, 22 February

Обновлено:04:47:29 AM GMT

Премудрость и знание чистое
  •  
Вы здесь: Познание Жены ВЗ Два образа любви
Первая любовь патриарха Иакова Рахиль оставляет двойственное впечатление. С одной стороны – ее необыкновенная красота, стройность стана, выразительность огромных глаз, молодость, сразу покорившие уже немолодого  Иакова (ко времени встречи с Рахилью ему было уже 77 лет). А с другой – беспечность и уверенность в своем праве распоряжаться мужем как своей собственностью.

С одной стороны - возвышенная романтическая любовь, а с другой гордыня, зависть, борьба с сестрой и неверие, что дети – это дар Божий, а не человеческий, и только в Его силах даровать их. История драматических отношений патриарха Иакова с сестрами-соперницами, первую из которых он страстно любил, а вторую только терпел, закончилась тем, что Иаков, пусть и неумышленно, проклял свою единственную любовь, а со второй, нелюбимой, прожил до конца дней своих и завещал похоронить себя рядом с ней.

И, как ни крути, получается, что нелюбимая, практичная, приземленная Лия, любившая мужа до самозабвения, стала Иакову настоящей женой, родившей ему шестерых сыновей, из колена одного из которых и произошел Спаситель.

Именно она стала прародительницей народа Израильского, а не Рахиль,  родившая  прекрасного Иосифа только на исходе седьмого года замужества. Лия все это время терпеливо ждала, ждала, когда муж обратит свое лицо на нее, полагаясь при этом только на волю Господа.

В связи с этим вспоминаются слова великого Гауди, которого упрекали в слишком медленном возведении своего знаменитого храма: «Мой хозяин никуда не торопится». И так случилось, что род, возникший от Рахили, исчез. А терпение, смирение и безмерная любовь к мужу Лии, ставшей женой в результате обмана Иакова, сделали ее в конечном итоге счастливой матерью и женой, рядом с которой и пожелал упокоиться Иаков.

Нежно любимая Рахиль больше похожа на мечтательную девушку,  "наказанную" за уверенность в своей избранности бесплодием. Любовь Иакова не была ею выстрадана, в отличие от любви Лии. Рахиль получила ее даром, потому и испытание бесплодием не выдержала: она потеряла веру, что Бог ей когда-нибудь подарит дитя и, как когда-то Сарра, кладет в постель мужу свою служанку, чтобы хотя бы от нее иметь детей от  мужа.

Рахиль  не поняла, что любовь не нуждается в детях, в них нуждаются люди. Любовь ничего не требует, никому не завидует, не гордится и не превозносится. Она долготерпит. Этого Рахили не хватило. Ей не хватило любви к Иакову: ей мало было быть любимой, она хотела иметь.

Иметь его любовь, иметь от него детей, иметь... И не потому что хотела детей, а потому что хотела с их помощью выиграть в борьбе с сестрой. Дети в этой истории были всего лишь инструментом борьбы за власть над мужем. Как часто эта история повторяется в жизни многих и сегодня, забывающих, что дети не могут быть инструментом борьбы в деле любви.

Если внимательно читать Библию, то будет понятно, что изначально детородная функция не была первичной. Она стала вторичной и добавочной, дарованной сверх любви и как ее результат. Человек – единственное живое существо, созданное, согласно Книге, как единое целое, только позднее разделенное на мужчину и женщину. Остальные живые существа были  разделены на мужское и женское сразу и исключительно для продолжения рода: бык не выбирает себе жену.

Рахиль, ненамеренно, но нарушила несколько Божьих заповедей, в том числе "Возлюби Господа Бога Твоего всем сердцем своим…" и "Не завидуй". Бог у Рахили был языческим и стоял он далеко не на первом месте.

Она выросла в языческой семье, где идолы были родовой святыней. Не случайно при бегстве Иакова с семьей от Лавана, именно она прихватила их с собой, получив через них проклятие от Иакова, которое и сбылось. Что касается зависти, то именно она была ее движущей силой в стремлении побороть сестру, а вовсе не любовь.

В этой истории любовного треугольника есть еще один важный момент: две женских функции – быть другом и быть матерью - разнесены в пространстве между двумя женщинами, и в конечном итоге Бог выбирает жертвенную любовь Лии, а не  романтическую - Рахили.

Неслучайно Рахиль  погребается отдельно от израильских прародителей - Авраама, Исаака, Иакова и их жен - Сарры, Ревекки и Лии. Она словно изгнана из своего рода, оказавшись чужеродным элементом, черной голубкой, как назвала ее Анна Ахматова. Ее личная трагедия - олицетворение истории еврейского народа, пережившего много трагических страниц. Поэтому  Рахиль не столько красавица, воспетая поэтами и художниками, сколько трагическая фигура, плачущая о детях, которых не родила и которых убили.

Иаков продолжал любить Рахиль до конца дней: когда он, готовясь к встрече со своим братом Исавом,  разделил свое семейство на две части, Рахиль и Иосиф были поставлены на  безопасное место.  Иосиф и Вениамин, которых родила Рахиль,  всегда были его любимыми детьми.

За особую отцовскую любовь братья продали Иосифа в рабство, а Вениамина, единственного из детей, Иаков оставил при себе,  когда все остальные братья отправились в Египет за хлебом. Умерла Рахиль на руках у Иакова, он лично ее похоронил, поставив на этом месте колонну – третью по счету: так Иаков отмечал времена кризисов в своей жизни.

Рахиль олицетворяет созерцательность, возвышенность, красоту, радость  и мечтательность юности. Лия – ее полная противоположность, олицетворяющая деловую активность, упорство,  приземленность, практичность, все превозмогающая и в конечном итоге достигающая своей цели.

В переводе Рахиль означает овечка, Лия – корова, телка. Противопоставление жертвенной овечки Рахили и неповоротливой дикой коровы Лии добавляет характеристикам обеих важное для понимания не только их внешности, но строя их духовности.

Жестокий обман, совершенный Лией в сговоре со своим  отцом, вряд ли оправдывается обманом, совершенным Иаковом в отношении престарелого отца, но именно этим подлогом (вместо старшего Исава слепой Исаак благословляет младшего Иакова) Лия оправдывает подмену младшей сестры старшей в замужестве и тем как бы восстанавливает справедливость. На один обман всегда найдется другой, но никакой обман не может оправдать другой. Но можно толковать событие с подменой жен и по-другому: как Божий промысел, ибо человек да не судит, поскольку не ведает путей Господних. Одна из хасидских легенд гласит:

"Измерять поведение человека – это великое зло, особенно когда человек соизмеряет свое поведение с поведением других: он словно бы всегда подходит к людям с меркой и весами".

Кроме того, каждое событие можно рассматривать с точки зрения здесь и сейчас, а можно – с точки зрения исторической перспективы, в которой многое, что сегодня кажется несправедливым, завтра становится оправданным: "Не было бы счастья, да несчастье помогло".

Кажется, случай со своей женитьбой Иаков воспринял как волю Всевышнего и как возмездие за свой обман. По крайней мере, он слабо сопротивлялся, только однажды укорив Лавана в совершенном подлоге. Как бы то ни было, семейная жизнь Лии началась с обмана и вряд ли могла быть счастливой. Она знала, что сердце Иакова принадлежит младшей сестре и что именно за  нее он продался в рабство своему хитроумному дядюшке на семь лет. Рахиль же согласилась на обман  из жалости к старшей сестре и из покорного послушания отцу: в самый решающий момент она промолчала.

Итак, история соперничества двух сестер начинается со свадьбы, после которой для одной настало время испытания любви, для другой – испытания веры и надежды на эту любовь. В этот раз Бог был на стороне Лии: до свадьбы она молилась, чтобы Он даровал ей мужа-праведника, выплакав все глаза, отчего они стали слабыми и мутными, а после свадьбы - чтобы Он даровал ей детей, а вместе с ними - любовь мужа.

Лия боялась, что после обмана Иаков с ней разведется, но Бог смилостивился и на этот раз, поэтому  в каждом имени рожденного ею ребенка слышится благодарность Всевышнему. Своего первенца она назвала Рувим, что означало: «Господь  увидел скорбь мою и  Иаков будет теперь любить  меня". Второго назвала Симон, означающее: "Господь  услышал, что другие презирают меня, и послал мне  сына еще". Третьего назвала Левием, означающее: "Теперь  муж будет ко мне привязан". Четвертым родился Иуда, из колена  которого произойдет Спаситель. В переводе имя означало "благодарность": "Теперь я вознесу хвалу и благодарение Богу!", - воскликнула при его рождении

Все это время бедная Рахиль  оставалась бездетной, она была почти в отчаянии и начинает винить в своем бесплодии мужа. В ответ на ее слова: «Дай мне детей, а не то я умру!»,  -  Иаков впервые гневается на нее и грубо отвечает: "Я не Бог, чтобы давать плод твоему чреву. Молись ты о своих детях, у меня они есть". И мечтательная, ранимая Рахиль не выдерживает позора и отдает Иакову свою служанку в надежде на ребенка хотя бы от нее. Потом был второй ребенок, тоже от служанки.

Но Лия опять позавидовала Рахили: она хотела хотя бы в этом опередить соперницу. И  тоже отдает мужу свою служанку, родившую Иакову еще двоих сыновей. Потом Бог даровал Лие еще двоих, последнего из которых она назвала Завулон, что в переводе означало: "Теперь  муж будет со мной жить всегда". Ее слова оказались пророческими.

Только на исходе седьмого года замужества Рахиль родила долгожданного сына, а в наказание за гордыню Лии и упрек Иакова в бездетности любимой,  все сыновья Лии поклонятся в ноги сыну Рахили - Иосифу.

После рождения  первенца Рахиль надеялась, что у нее появится еще сын. Так и случилось, но его рождению предшествовало проклятие, произнесенное Иаковом в ответ на обвинение тестя в краже его идолов: "Путь не живет тот, у кого ты найдешь своих идолов!" Идолы украла Рахиль, не сказав об этом мужу ни слова.

Так  Иаков вынес Рахили смертный приговор, не зная, кому адресовано его проклятие. Но прежде его исполнения Рахиль  родила Иакову Вениамина, однако его рождение стоило ей жизни. А на Лие исполнились слова, сказанные ею после рождения шестого сына. Она  не только закончила свою жизнь рядом с ним, но и после смерти упокоилась рядом с ним в родовой усыпальнице, в которой с Авраамом лежит его жена Сарра, а  с Исааком – его жена Ревекка.

Так вера и упорство Лии при всей ее внешней непривлекательности, зависти к красоте младшей сестры, обмане при замужестве - через труд, скорбь, плач и молитву удостоили ее чести быть похороненной рядом с праотцами и их женами, ибо она стала родоначальницей восьми колен из двенадцати и большинство потомков ведут начало именно от ее детей, а не от детей Рахили.

В христианской традиции, в отличие о иудейской, Рахиль стала символом умозрительной монашеской жизни, а Лия - деятельной мирской и продолжательницы рода. И кто больше прав? Одному Богу ведомо...

Источник: sotvori-sebia-sam.ru

Жены Библии: Рахиль и Лия
Просмотров: 2561