Сб, 03 December

Обновлено:07:11:29 PM GMT

Премудрость и знание чистое
  •  
Вы здесь: Познание Пасха Четверг. Гефсиманский сад
Гефсиманский сад и описание событий в четверг, которые там произошли, одна из самых трагических страниц последних часов жизни Иисуса Христа. Но и самая трогательная, потому что по-человечески понятна каждому, особенно тем, кто был в ситуациях искушения.

У каждого - своя Гефсимания. Искушение закаляет, а то, что произошло с Иисусом, дает многим силы выстоять в сложных ситуациях. Гефсиманский сад – это, прежде всего, история борьбы Иисуса с Собой, Своими страхами, Своей человеческой волей. Он знал, что Его смерть неизбежна, что жить Ему оставалось всего несколько часов. И по-человечески Он сопротивлялся смерти, молясь: " Отче! о, если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня!" Но все-таки заканчивает молитву Он словами: "Впрочем, не моя воля, а Твоя", Луки 22:42.

Если бы Иисус не выиграл борьбу, то все могло быть иначе. Но Он ставит точку: пусть все будет по воле Божьей, а не человеческой. Искушение Иисуса было таким сильным, что во время молитвы на лице выступал кровавый пот. Такое случается очень редко и Лука, как врач, знал это, поэтому и приводит такие слова.

Зная, как будет Ему тяжело в эти минуты, Господь уходит от учеников молиться вглубь сада, но берет с собой трех учеников, тех же, что были с Ним на горе Фавор в день Преображения. Он просит их подождать Его и поддержать, морально и духовно молитвой. Но вернувшись, видит, что они уснули. Теми событиями, которые случились в последние часы, ученики были настолько вымотаны и обессилены, что испытание бдением не выдержали. Слишком многое на них сразу свалилось.

Тогда Иисус Христос с некоторым укором говорит ученикам, что надо стоять перед Богом на коленях, чтобы потом стоять перед людьми прямо: плоть немощна, но дух бодр. И так было три раза, и трижды Он находил их спящими. Так кроме душевных страданий, мы видим, что Иисус был очень одинок, некому Его было поддержать: ученики были слишком слабы, чтобы выдержать такие испытания, а другой поддержки среди людей у Него не было.

Такое может случиться с каждым, когда оставляют все: и близкие, и знакомые, и даже ученики. Но и в этой ситуации Иисус побеждает. Он верит, что Бог Его не оставит, что только от Него Он может получить помощь, потому и обращается к Нему как ребенок с верой и доверием: "Отче Мой".

И сколько надо было иметь мужества, чтобы, услышав шаги приближающейся стражи и толпы, поднять учеников и пойти навстречу смерти. Не побежать, не сопротивляться, как это попытался сделать Петр, подняв меч на одного из стражников и поранив ему ухо, а прямо встретить жизнь с ее ужасом, встретить смиренно и кротко.

Но Его ждало еще одно разочарование. Когда толпа приблизилась к Господу, то вперед вышел Иуда. Во время Тайной вечери, Господь уже знал, что Иуда Его предаст, хотя до последнего ждал, что Иуда передумает, потому что любил своего ученика, несмотря на все его немощи человеческие: жадность и сребролюбие. Выйдя из толпы, Иуда подошел к Спасителю и поцеловал Его, дав страже отличительный знак, хотя этого можно было и не делать, потому что мало кто тогда в Иерусалиме не был свидетелем входа Господня в город, мало, кто не слышал Его проповедей в храме, мало, кто не участвовал в праздничных пасхальных приготовлениях.

После этого мы уже не видим Иуду, а видим только краткое упоминание о нем: поняв весь ужас свершившегося, Иуда не смог жить с этим грехом и кончает жизнь самоубийством. Но он  мог бы, как Петр, который тоже предал Иисуса, плакать и просить прощения у Господа, который, конечно же, простил бы его, но он выбрал другой путь. Перед смертью, Иуда пришел в храм, швырнув старейшинам их тридцать сребреников, а потом пошел и удавился.

Заканчивается эпизод в Гефсиманском саду печально: все ученики оставили. Иисуса. Впереди был суд.

Борис Пастернак посвящает Гефсиманскому саду одно из самых известных своих стихотворений "Гефсиманский сад":
"...Ты видишь, ход веков подобен притче
И может загореться на ходу.
Во имя страшного ее величья
Я в добровольных муках в гроб сойду.
Я в гроб сойду и в третий день восстану,
И, как сплавляют по реке плоты,
Ко мне на суд, как баржи каравана,
Столетья поплывут из темноты".

Тина Гай,
кандидат философских наук, социолог, преподаватель, теолог
Просмотров: 199