Пн, 27 May

Обновлено:12:07:01 AM GMT

Премудрость и знание чистое
  •  
Вы здесь: Гармония Общество Христианская семья
Нерасторжимый союз дружбы и любви: христианская семья в современном мире

В самом названии заложена некая тревога: "Христианская семья в современном мире". Мы слышали слова о вызовах, о кризисе. Но повернем разговор немного в другую сторону.

Мы знаем, что слово "кризис", греч. — krisis, связано с понятием "суд", "разделение". В свете кризиса мы учимся "различать духов". И как раз ситуация кризиса показывает нам старые и привычные проблемы в совершенно новом, иногда даже неожиданном свете. Если мы будем говорить о временах первых христиан, то, наверное, слово "кризис" тогда звучало с не меньшей силой и связывалось с не меньшими опасениями и напряженными ожиданиями.

Общины первых христиан видели в кризисе старого мира проблески новой эпохи за пределами истории. Но для старого мира главным вызовом было само христианство. То, что оно проповедовало, воспринималось людьми старой цивилизации как прямая угроза для привычного порядка вещей. Когда мы говорим о вызовах, направленных христианским семьям, христианству, не нужно забывать, каким сильным вызовом явилась миру проповедь Христа.  

В связи с этим я хотел бы обратить ваше внимание на один фрагмент из Евангелия от Матфея 19:1-11. Фарисеи спрашивают Господа: можно ли давать разводное письмо? Этот вопрос прямо входит в круг их интересов, даже правовых компетенций (для фарисеев правовой основой в решении подобных дел был закон Моисея и "обычаи предков"). И вот они слышат неожиданный ответ: всякий, кто разведется со своей женой и живет с другой женщиной, прелюбодействует! Фарисеи ссылаются на Моисея: "Как же Моисей заповедал давать разводное письмо и разводиться с нею"? Ответ звучит несколько загадочно: "Сначала (ap’archês, ab initio) не было так". Что это за начало?

Непонимание фарисеев объясняется просто: они ссылаются на Моисея, а Господь ссылался на Того, Кто дал закон Моисею. Речь идет о начале, о котором повествует Книга Бытия. Причем, поскольку фарисеи привыкли толковать книги, Господь не говорит им об этом прямо, а спрашивает: "Не читали ли вы, что Сотворивший вначале мужчину и женщину сотворил их"? "И будут два одною плотью (sarca mian, una caro), так что они уже не двое, а одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает", Матфея 19, 5-6.

Что это значит? Как можно понять эти слова? Интересно, что дальше мы видим реакцию учеников, в которой соединяются страх и недоумение. Они спрашивают: если такая обязанность (в оригинале – hê aitia) человека к своей жене, то, может быть, лучше не жениться? Мы вместе с учениками ждем определенный ответ, ведь он затрагивает сферу наших непосредственных решений! Но ответ оставляет нас в неведении: "Не все вмещают слово сие, но кому дано", Матфея 19:11. Нам остается только разделить тревоги и страхи учеников…

В рассуждениях о христианской семье всегда нужно помнить: до конца, в своих глубинах, замысел о семье до конца еще не проявился. Подтверждением этой мысли является простой факт: за две тысячи лет истории христианства образ семьи являлся в различных ипостасях и раскрывался в различных перспективах. Поэтому если мы думаем, что существует ясное и определенное понимание того, что такое союз двоих, что такое это таинство единой плоти, то указанный евангельский фрагмент призывает нас быть более скромными в своих притязаниях.

Само христианство стало вызовом для тогдашней цивилизации. Иногда думают, что языческий мир был неблагочестивым, что там семейные отношения были не на высоте. Но давайте в качестве примера вспомним поучение Плутарха. В этом поучении он дает советы одной супружеской паре, — молодой девушке и молодому парню, — как нужно жить в семье, что такое подлинная семейная жизнь. Очень лаконичный текст, но чрезвычайно интересный. Там написано о том, какая должна быть женщина, что она должна быть целомудренна, скромна и т.п. И поучение юноше: он должен быть философом, который наставляет свою жену, он должен собирать лучшее отовсюду и нести это лучшее в свой дом. Конец этого наставления такой: "По летам своим, Поллиан, ты уже созрел для философии; для супруги же отовсюду собирай, словно пчела, все хорошее и, принося домой, делись с нею и беседуй, знакомя со всем лучшим, что доведется тебе читать или слышать… Важно услышать от супруги слова: “муж, ты отныне единственный мой наставник, философ и учитель во всем, что касается прекрасного и божественного”… Если не получит она семени разумных поучений, не просвещается, общаясь с мужем, то, предоставленная самой себе, родит множество предрассудков, дурных мыслей и желаний" [Плутарх. Сочинения. – М.: Художественная литература. – 1983. – С.358-359]. Таков ответ Античности…

Чем же должна быть христианская семья сегодня? Здесь можно отметить несколько важных аспектов.

На первое место нужно поставить то, что кажется наиболее трудным для человеческой природы: это обещание, данное перед лицом вечности.
Бог дал обещание Аврааму, Бог всегда сдерживает свое обещание. Но может ли Его примеру последовать человек? Разве псалмы не говорят об изменчивости человеческой природы, о том, что "всяк человек ложь"? Разве не обременительны узы вечного брака, вечного союза двух? Разве все это не превышает возможности нашей природы? "Что Бог сочетал, того человек да не разлучает"…

Мы должны слушать эти слова со страхом и надеждой. Мы должны страшиться нашей превратности и бренности. Но мы также призваны к надежде, ибо "Богу все возможно". Это педагогика ответственности и школа верности. Очень интересно, как отцы и учителя церкви, христианские мыслители и литераторы толковали этот фрагмент о вечности союза двух. Толкование в стиле буквальной строгости сменяется в эпоху Реформации смягчением и "попущением" человеческой слабости.

Либерализация начинается где-то с Кальвина и Лютера, переходя оттуда в православную мысль. Может они мудрее Отцов и Учителей Церкви? Может человеческая слабость взывает не к справедливости, а к милосердию? Но вправе ли мы просить о любви, нарушая верность? Или подлинная любовь выше верности и даже выше семьи? Все это человеческие вопросы и окончательных ответов никто дать не может…

Далее, следует упомянуть еще один важный аспект семейной жизни – сердечной дружбы.
Ведь семья — это союз друзей, которые понимают друг друга, поддерживают друг друга, живут общими интересами и целями. Украинский язык называет жену "дружиною". Супруги отдают друг другу самое глубокое, самое важное, что они имеют. Их общение всегда для них интересно и увлекательно. Так и должно быть  в союзе, рассчитанном на вечность…   

В-третьих, нужно сказать о любви как жертвенной самоотдаче. 
Семейное общение требует полной самоотдачи и полного самозабвения, чтобы получить себя  из рук другого. Ведь двое – это "одна плоть". О такой любви говорит святой Дионисий: "Божественная любовь (ho theios erôs) направлена во-вне: она побуждает любящих принадлежать не самим себе, но возлюбленным (alla tôn erômenôn)".

Союз двух, любовь двух — это именно глубокое взаимопроникновение и взаимопонимание, это союз верности, дружбы и любви.

И, наконец, семейный союз — это такой союз, где каждый друг другу помогает стать личностью (сommunio personale).
В семье мы становимся  теми, кем мы должны стать. В свете сказанного можно утверждать: христианская семья как раз и является противовесом тому, что мы находим в секулярном мире, когда отношения становятся безличностными, когда в другом и в других мы видим товар, источник собственных эгоистических интересов и объект для манипуляций.

Как раз христианская семья должна стать тем местом, где общение между личностями развивается и углубляется. В главная идя христианской семьи и та новая перспектива, которая должна открыться и открывается сейчас.

Может быть, обсуждаемые нами вызовы и угрозы несут в себе залог будущих благ? Очевидно, что мы переходим в какое-то новое состояние,  оказываемся в новой ситуации, в которой истина христианской семьи должна засветиться также по-новому, должна предстать  в новом свете, как было во времена первого христианства. Тогда не было ни поддержки государства, не существовало никаких преференций и никаких гарантий. Именно тогда христианские семьи создавали тот мир, сеяли первые семена, из которых потом произрастало древо нашей христианской традиции.

Источник: andriibaumeister.com
Андрей Баумейстер, философ, теолог, писатель
Просмотров: 482