Вт, 18 Февраль

Обновлено:07:56:30 PM GMT

Премудрость и знание чистое
Вы здесь: Искусство Разное Рождество в картинах

Рождество в картинах

Светлых и радостных сюжетов в религиозной живописи встречается гораздо меньше, нежели трагических. Изобразительное искусство воздействует на зрителя острее и сильнее через трагедию, боль. Современному человеку, привыкшему к поверхностному восприятию, подобный диалог понятен и близок. Совсем другая история с сюжетами, требующими тихого созерцания, причастности к радости и глубокой осознанности. Рождество Христово – одна из таких тонких светлых тем, проникнутых надеждой и любовью.

Впервые Рождество Христово праздновали в Риме во второй четверти IV века. Древнейшую дошедшую до нас службу Рождества Христова ученые относят к V веку. Суть праздника воспринимается как утверждение истинности воплощения Бога Слова, пришедшего на Землю во плоти ради спасения человечества от рабства греха.

Немногочисленность письменных источников не повлияла на сложение крепкой художественной традиции этого сюжета. Евангелисты без подробностей освещают это торжественное событие. Апостол Матфей говорит: "Встав от сна, Иосиф поступил так, как повелел ему Ангел Господень, и принял жену свою. И не знал Ее, как наконец Она родила Сына Своего первенца, и он нарек Ему имя: Иисус", Матфея 1:24-25. Среди евангелистов лишь апостол Лука упоминает о ряде важных исторических обстоятельствах появления Святого семейства в Иерусалиме. Также художникам служили дополнительными источниками апокрифы и откровения.

Истоки иконографии Рождества Христова восходят к изображениям в катакомбах и на саркофагах. В них используются уже сложившиеся в античном искусстве типы изображения роженицы, пастухов, вола и осла, яслей. Довольно рано сцена рождества стала соединяться с композицией поклонения волхвов или пастухов. Замечательным примером служит роспись капеллы Скровеньи в Падуе художника Джотто ди Бондоне, 1305-1313 гг.

Джотто еще при жизни был признан величайшим явлением в области искусства. Он сумел на основе греческой и латинской художественных школах создать совершенно новый и современный стиль. Джотто писал композиции, в которых впервые появились осязаемое живописное пространство, объем, глубина и душевные переживания.

В этой фреске художник сосредотачивается на созерцании материнской любви Марии. Монументальность, целостность фигур создает впечатление покоя, силы и духовной опоры. Хотя Джотто по своему обыкновению не изображает чувств своих героев на лицах, в движении Марии столько тепла, что зрителю легко понять и представить себе охватившие Ее переживания.

Мария отдает младенца в руки Саломеи для омовения Христа. Сцена омовения, неизвестная в раннехристианском искусстве, связана с рассказом апокрифа -протоевангелия Иакова о повивальной бабе Саломее, не поверившей в девственное рождение, наказанной за то иссохшею рукою и исцелившейся прикосновением к Богомладенцу. Изображение Саломеи, купающей младенца Христа и помогающей ей служанки (или другой повитухи, которая именуется иногда Зеломией), обычно льющей воду в купель, еще раз акцентирует истинность пришествия Бога во плоти, свидетельствует о действительном Боговоплощении. В купании Младенца можно видеть прообраз таинства Крещения Господня.

Одно из самых удивительных произведений в плане передачи созерцательной любви Марии – картина Корреджо "Святая ночь", 1528-1530 гг., картинная галерея, Дрезден. Мария качает Младенца на руках, не замечая всего происходящего вокруг Нее – летающих ангелов, Иосифа. Художники, изображающие Марию именно так, словно прорываются в великую тайну, о которой благоговейно молчат евангелисты – в сокровенный диалог Матери и Сына, за которым стоит тайна любви Бога к каждому из нас.

Эль Греко в сцене Рождества, 1603-1605 гг., частная коллекция, оставляет только Младенца, Марию и Иосифа.

Центром композиции является Эммануил, которого пеленает Мария. Ясли являются также прообразом смертного одра для тела умершего Господа, а младенческие пеленки -погребальных пелен. Иоанн Златоуст говорит, что ясли изображают Престол небесный, а скот -предстояние ангелов. Ближайшими ко Христу изображаются животные -вол и осел.

Они не упоминаются в Евангелии, но толкователи этого сюжета, сходятся на том, что вол это символ рожденных в законе, Израиля, а осел -символ язычников. И между ними изображается божественный Младенец, освобождающий их из-под ярма: одних -из-под ярма закона, других -поклонения идолам. Одни суть тот избранный “остаток” ветхозаветной Церкви, который войдет в Церковь Нового Завета; другие -те, кому только открывается возможность истинного богопознания.

Западноевропейское искусство XX века отходило от канонов во всем: колорит, композиция, плоскость, пространство и трактовка сюжета. Поиск истины в живописи приводил художников к архаичным, простым формам близким по воплощению сюжетов на саркофагах, то есть к истокам.

Поль Гоген посвятил себя размышлениям о подлинной природе человечества. Он исследовал первобытную натуру, освободившись от цивилизации. Результат его поисков оказался очень интересным, самобытным и выразительным. Однако в преобладании декоративной стороны живописи теряется ее тонкое психологическое прочтение.

В картине "Дитя. Рождение таитянского Христа", 1896 г., выбрана необычная точка зрения, зритель становится сторонним наблюдателем, колорит и образы создают впечатление, что сюжет с одной стороны мистический, а с другой – слишком реалистичный и бытовой. В хлеву художник изображает домашний скот, а не символичных вола и осла. Мы не видим лица Младенца, но его поза напоминает о жертвенности. Гоген придавал огромное значение творческой фантазии художника.

Роспись Владимирского собора в Киеве вызвала резонанс в обществе в конце XIX столетия. Созданные художниками образы отошли от каноничных, но остались глубоко духовными и возвышенными. В росписи алтарной стены южного придела на хорах Владимирского собора М.В.Нестеров соединяет сцену Рождества Христова, 1890-1891 гг. с Поклонением пастухов.

Богоматерь и Иосиф стоят в пещере. Пещера упоминается в некоторых апокрифах. Гора, в которой мы обычно видим пещеру, традиционно ассоциируется с Марией, пещера же, в таком случае, может быть истолкована как Ее чрево. Пещера символизирует также падший мир, в котором воссияло “Солнце правды” Христос.

Пастухи, первыми из всех людей узнавшие о Рождестве Спасителя, -это простые, безыскусные души, “ничтожные мира сего”. Но Господь по Своем Пришествии возвысил образ пастуха, сказав о Себе “Я есмь Пастырь добрый”. Пастыри в изображениях Рождества выражают тот удивительный детский восторг, упоение чудом, на которые способны лишь “чистые сердцем” и “нищие духом”.

Вверху мы видим в сегменте неба изображение звезды, из которого исходит луч. Часто внимание нескольких групп персонажей оказывается сосредоточенным на звезде: на нее указывают волхвы как на свою путеводительницу ко Христу, ей дивятся пастыри, вокруг нее славословят ангелы. Звезда, таким образом, определяет ось композиции, и луч, падающий на ясли Младенца, указывает главное чудо этого момента - Рождение “Сущего прежде век”, положение в ясли Необъятного, повитие пеленами Того, Кто покрывает небо облаками.

Тонкие колористические оттенки, красота окружающей природы: хрупких травинок, перламутрового неба, изящных молодых деревьев, чистота растущих у пещеры цветов; хрупкий и полный любви образ Девы Марии, эмоциональное поклонение пастухов – все это позволяет зрителю сопереживать и быть причастным к таинству Рождества.

В этом же 1890 году мастер психологического портрета И.Е.Репин написал свой вариант Рождества. Центральными фигурами стали Младенец Христос и Мария, обнимающая его. И.Е.Репин наполняет картину эсхатологическим сознанием. Центральное положение в композициях Рождества Богоматери подчеркивает ее место и роль в устроении человеческого спасения. В доиконоборчеком искусстве она изображается либо сидящей у яслей, либо лежащей на одре.

Сидящая у яслей Мария есть образ безболезненного рождения Христа, непостижимого девственного рождества Той, Которая “прежде Рождества Дева и в Рождестве Дева и по Рождестве Дева”. В иконописи Она обычно представлена лежащей, что подчеркивает реальность Рождества и тем самым -Боговоплощения. И.Е.Репин особенно выделяет идею заступничества Богоматери. Смиренная фигура Иосифа в профиль только усиливает это ощущение. На полу у яслей стоит кувшин для омовения, чаша и пелена, как символ будущего Крещения.

Искусство поражает своей многогранностью, удивительно насколько по-разному художники раскрывают сюжет, передают нюансы, воплощают замыслы. В рамках одной иконографии каждый пытается постигнуть истину через собственное мировоззрение, осознание смысла, стремление к духовной и всецелой красоте. Светлый праздник Рождества Христова неисчерпаемый сюжет для изображения Священного Таинства.

Источник: prichod.ru
Просмотров: 37
0