Пн, 09 Декабрь

Обновлено:07:49:22 PM GMT

Премудрость и знание чистое
Вы здесь: Гармония Женщина "Я не буду делать бомбу!"

"Я не буду делать бомбу!"

E-mail Печать
"Я влюблена в физику и не представляю себе жизни без нее. Это как любовь к живому человеку, к которому испытываешь чувство неизъяснимой благодарности". Так в период Первой мировой войны писала выдающаяся австрийская женщина-ученый Лизе Мейтнер.

Во времена ее детства ничто не сулило скромной еврейской девочке мировую славу, хотя Лизе и мечтала, вопреки тогдашним законам Австро-Венгрии, стать ученым. Встряхнувшая Вену эпоха "модерн" всё же открыла перед настойчивой Лизой возможность окунуться в исследования по искусственному расщеплению ядра.

Но только в 1901 году 23-летняя фройляйн Мейтнер становится студенткой Венского университета. Это было колоссальное достижение, поскольку "слабый пол" на пушечный выстрел не допускался к студенческой скамье. Мужской шовинизм немало препятствовал юной энтузиастке и в дальнейшем. Но настойчивый, упорный труд, отказ от всяких увлечений и развлечений сделали свое дело. В 1907 году обладательница диплома кандидата физических наук Л.Мейтнер в поисках работы отправляется в Берлин.

Здесь, как и в Вене, она встречает только отказы. "Амазонки науке не нужны", - заявил основоположник квантовой теории Макс Планк, узнав о ее намерении заняться ядерной физикой. И только случай предопределил дальнейшую судьбу Л. Мейтнер. Тридцатилетняя Лизе знакомится с немецким физиком Отто Ганом. Его патрон Э. Фишер соглашается принять протеже своего подопечного, но при условии, что Лизе будет работать исключительно в подвале и никогда не переступит порог первого этажа института.

Бесплатный изнурительный труд лаборантки, чуть не круглосуточные опыты с лучами, недавно открытыми Э. Резерфордом, черный кофе и ломоть хлеба - вот всё, что могла себе позволить Лизе в те годы. Она живет на скромные средства родителей и сознательно отказывается от какой бы то ни было личной жизни, в том числе и от любви. "Мне просто было не до нее", - признавалась Лизе уже в преклонном возрасте.

Шаг за шагом Лизе Мейтнер завоевывает признание своих коллег-мужчин: совместно с О. Ганом разрабатывает метод выделения продуктов альфа-распада, а в 1917 году вступает в научное физическое общество кайзера Вильгельма, ныне - Макса Планка. Тогда же г-жа Мейтнер возглавляет физический отдел Института химии в берлинском районе Далем, а через год, вместе с О.Ганом, открывает элемент протактиний, получивший 91-й номер в Периодической системе элементов. Несмотря на всё это, "выйти из подвала" Мейтнер было позволено лишь в 20-е годы прошлого века! Она преподает в Берлинском университете, возглавляет собственный институт и, став профессором, уже на равных с Э.Резерфордом, Н. Бором и Э.Ферми трудится в области современной физики.

Даже в 1933 году, когда фашисты, дорвавшись до власти, лишают фройляйн Лизе права на преподавание, она, не обращая внимания на политические баталии, сохраняет спокойствие: хоть она и еврейка, но всё же гражданка независимой Австрии! Что касается дискриминации, то и в этом ученая дама ищет положительный момент - теперь можно всецело сосредоточиться на научных исследованиях. Пусть ее труды выходят под псевдонимом, главное - работа.

В 1938 году Австрия входит в состав гитлеровского рейха. Мирок уже немолодой Л. Мейтнер рухнул в бездну. Со скромным чемоданчиком, с тринадцатью рейхсмарками и бриллиантовым перстнем, подаренным О. Ганом еще в пору их молодости, она бежит через Голландию в Швецию. И немедленно начинает работать в Нобелевском институте, где была известна как неоднократно выдвигаемый соискатель знаменитой премии Нобеля. Правда, средств на ведение работ ей не выделяют...

А тем временем Отто Ган, сохранив за собой виллу и престижную работу, соглашается сотрудничать с нацистами, создавая прообраз смертоносного оружия. Мейтнер же, несмотря на нищенское существование, от участия в создании атомной бомбы в Лос-Аламосе отказалась: "Я не буду делать бомбу!" Когда у Гана возникли затруднения в опытах с ураном, он не постеснялся обратиться за помощью к исхудавшей до 47 килограммов Лизе. И она, проверяя чистоту эксперимента, вместе со своим племянником, физиком Р. Фришем, открывает деление ядра под воздействием нейтронов. О своем открытии Мейтнер сообщает единственному человеку - Гану. Спустя шесть лет в 1944 г. Ган был удостоен Нобелевской премии за эту работу. До сих пор возникают вопросы о том, почему Лизе не оказалось в числе нобелевских лауреатов.

Остается только догадываться, почему столь талантливая женщина, выдающийся экспериментатор и теоретик, мирилась со своим теневым положением в отношениях с Отто Ганом. Может быть, ответ содержится в том самом бриллиантовом перстне, с которым бедствующая Лизе не расставалась до самой смерти? Такие подарки не делают коллеге и не принимают от товарища по работе. И кто знает, не боролись ли в душе Лизе Мейтнер пожизненная страсть к ядерной физике и любовь к единственному мужчине, ставшему ее злым гением? Как бы там ни было, но до глубокой старости она получала из далекой Германии традиционные поздравления с днем рождения, написанные до боли знакомым почерком...

Лизе Мейтнер скончалась 27 октября того же года, не дожив до девяноста лет лишь десять дней. На скромном надгробии по просьбе Отто Фриша была сделана надпись: "Лизе Мейтнер: физик, который никогда не терял человечности".

Именем Лизе Мейтнер назвали астероид, кратеры на Луне и Венере. В Берлине есть Институт Гана–Мейтнер. В честь Лизе названа улица в Мюнхене. Отделение ядерной физики Европейского физического общества установило премию Лизе Мейтнер, которую присуждают каждые два года за выдающиеся работы в области экспериментальной, теоретической и прикладной ядерной физики. Призы и премии имени Мейтнер учреждены в Институте физики Университета Гумбольдта в Берлине, в венском Техническом университете.

Исследования Лизе Мейтнер открыли атомную эру в истории человечества и позволили освоить неисчерпаемые запасы энергии, скрытые в ядрах атомов. Работы Мейтнер привели к созданию атомной бомбы, а в дальнейшем и атомной энергетики.

Великий дар любви куда ценнее Лизе Мейтнер, чем неполученная ею Нобелевская премия. Неоцененная одним человеком, она навсегда запечатлена на скрижалях Науки.

Источник: dic.academic.ru
Просмотров: 50
0