Пн, 28 Сентябрь

Обновлено:06:52:35 PM GMT

Премудрость и знание чистое
Вы здесь: Искусство Разное Западная христианская поэзия

Западная христианская поэзия

Индекс материала
Западная христианская поэзия
2
3
4
Все страницы

В переводе Дмитрия Якубова: Роберт Саутвелл, Джордж Герберт, Джон Мильтон, Эдвард Тейлор, Александер Поуп, Вильям Вордсворд, Сэр Вальтер Скотт, Джон Клэр, Джонс Вери, Джордж Элиот, Генри Водсворт Логфеллоу, Геральд Манлей Хопкинс, Роберт Льюис Стивенсон, Генри Ворбуртон Ховкес, Дитрих Бонхеффер, Клайв Стейплс Льюис.

Роберт Саутвелл (Robert Southwell) 1561-1595

Все в круговерти…
Деревья, умерев, воскреснут снова,
И ветви явят вновь и цвет, и плод,
И утешенье посетит больного,
И дождь пустыню напоить придет.
Все в круговерти, все всегда иначе:
Ложь бита правдой, радость ? неудачей.

И море жизни движется всегда,
Прилив ? начало скорого отлива…
И ткет узоры темная вода -
И ткань порой жестка, порой красива.
Нет счастья, чтоб однажды не прошло,
И сменится добром любое зло.

Весна пройдет, не вечен листопад,
Вот кончен день, вот ночь светлее стала,
И стаи птиц в свой срок заголосят,
И самый страшный шторм замрет устало.
Мы, видя в переменах Божью власть,
Надеемся восстать, боимся пасть.

Что взяли беды, возвратит успех,
И в тонкой сети много мелкой рыбы,
Все вещи ? тлен, хоть и важны для всех.
Стремясь к богатству, жить скромней могли бы.
Утех, чтоб не кончались, в мире нет.
Рыдает скряга, радостен аскет.
Times Go by Turns
TheHE lopped tree in time may grow again,
Most naked plants renew both fruit and flower;
The sorriest wight may find release of pain,
The driest soil suck in some moistening shower.
Times go by turns, and chances change by course,
From foul to fair, from better hap to worse.

The sea of Fortune doth not ever flow,
She draws her favours to the lowest ebb.
Her tides hath equal times to come and go,
Her loom doth weave the fine and coarsest web.
No joy so great but runneth to an end,
No hap so hard but may in fine amend.

Not always fall of leaf, nor ever spring,
No endless night, yet not eternal day;
The saddest birds a season find to sing,
The roughest storm a calm may soon allay.
Thus, with succeeding turns, God tempereth all,
That man may hope to rise, yet fear to fall.

A chance may win that by mischance was lost;
The net, that holds no great, takes little fish;
In some things all, in all things none are crossed;
Few all they need, but none have all they wish.
Unmeddled joys here to no man befall;
Who least, hath some; who most, hath never all.

Детство Иисуса
Как рос Господь 12 лет? Чернила
Не скажут нам об этих днях святых.
Такие жизнь Его дела явила ?
Лишь Ангелы восславить могут их!
Он безупречен! Согрешить не мог
Ведомый благодатью мальчик-Бог.

В кудрях младых ? познание Вселенной,
А в юности – смиренье и покой,
В наивности ? глас мудрости нетленной,
За хрупкостью ? Владыка Всеблагой.
Ему природа лучшее дала,
Бог дал, что дать природа не могла.

Любовь к друзьям была в Его печали,
И кротостью сиял Он в час утех.
Его глаза все в мире проницали,
Ценя добро и исцеляя грех.
Его любовь, Его дела, слова
Явили миру святость Божества.
Christ?s Childhood
Till twelve years’ age, how Christ His childhood spent
All earthly pens unworthy were to write;
Such acts to mortal eyes He did present,
Whose worth not men but angels must recite:
No nature’s blots, no childish faults defiled,
Where grace was guide, and God did play the child.

In springing locks lay crouchèd hoary wit,
In semblant young, a grave and ancient port;
In lowly looks high majesty did sit,
In tender tongue sound sense of sagest sort:
Nature imparted all that she could teach,
And God supplied where nature could not reach.

His mirth of modest mien a mirror was;
His sadness temper’d with a mild aspect;
His eye to try each action was a glass,
Whose looks did good approve and bad correct;
His nature’s gifts, His grace, His word and deed,
Well show’d that all did from a God proceed.

Мной избранный Младенец
Хвала Любви! Хвалю, любя, Младенца и Христа,
Чье сердце тихо, длань чиста, в молчании уста.

Хвала ? Его, Любовь ? Его, Ему ? любовь, хвала!
Я с Ним влюблен, я в Нем живу, и жизнь моя светла.

Сладчайший Свет, превыше слов, к Нему мечты стремим,
Мы с Ним умрем, воскреснем в Нем, и воцаримся с Ним!

Он ? дар мой, я ? Его должник. Дар ? свят, долг ? не вернуть?
Он первый друг, Он лучший друг, к Нему мой вечный путь!

Он юн, но мудр, мал, но силен, Малыш ? Владыка Сил!
Как Мудрый ? знал, как Сильный ? смог, как Бог ? благословил.

Он, зная, правит, мир храня, Любовь ? Его Закон.
Рожденье – радость, подвиг – свет, попрал смерть смертью Он.

?Вот плачет, задыхаясь, Он ? песнь Ангелов слышна ?
Сквозь раны, содроганье, стон ростком цветет весна?

Ты можешь детскою рукой стереть весь мир земной.
Исправь меня, и защити, и в смерти будь со мной!
A Child My Choice
Let folly praise that fancy loves, I praise and love that Child
Whose heart no thought, whose tongue no word, whose hand no deed defiled.

I praise Him most, I love Him best, all praise and love is His;
While Him I love, in Him I live, and cannot live amiss.

Love’s sweetest mark, laud’s highest theme, man’s most desired light,
To love Him life, to leave Him death, to live in Him delight.

He mine by gift, I His by debt, thus each to other due;
First friend He was, best friend He is, all times will try Him true.

Though young, yet wise; though small, yet strong; though man, yet God He is:
As wise, He knows; as strong, He can; as God, He loves to bless.

His knowledge rules, His strength defends, His love doth cherish all;
His birth our joy, His life our light, His death our end of thrall.

Alas! He weeps, He sighs, He pants, yet do His angels sing;
Out of His tears, His sighs and throbs, doth bud a joyful spring.

Almighty Babe, whose tender arms can force all foes to fly,
Correct my faults, protect my life, direct me when I die!


Просмотров: 6839
0