Пн, 17 Декабрь

Обновлено:07:49:22 PM GMT

Премудрость и знание чистое
Вы здесь: Профессии На шаг впереди Эхнатон между светом и тьмой

Эхнатон между светом и тьмой

Наш мир парадоксален. Это видно хотя бы из того, что истинная причина многих эпохальных событий в большинстве случаев остается неизвестной.
Вот типичный пример. Фараон ХVIII династии Аменхотеп IV, царствовавший в Древнем Египте в середине II тыс. до н.э., совершил грандиозную революцию, последствия которой мы ощущаем и сегодня. Во время своего правления он, сумев подавить мощнейшее сопротивление жречества, запретил почитание всех богов, существовавших более 3000 лет, ввел монотеизм — поклонение не богу, а "небесному фараону" — диску Солнца — Атону, сменил имя на Эхнатон ("Полезный Атону"), построил за несколько лет огромный город с дворцами и храмами — Ахетатон ("Небосклон Атона"), создал новый стиль в искусстве (примером которого является знаменитый бюст его красавицы-жены, царицы Нефертити) и т.д. И, насколько можно судить, все это было сделано без кровавых массовых акций, достаточно мирно. Более того, после смерти Эхнатона, хотя культ Атона и стал отступать, но это отступление перед старым многобожием затянулось почти на 20 лет!

Как же удалось все указанное сотворить Аменхотепу IV — Эхнатону? Ответ историков, как правило, удивительно прост. Захотелось юному фараону избавиться от власти могущественных жрецов, вот он и избавился — взял и закрыл храмы, а когда он умер, старые храмы открылись, и город Ахетатон был разрушен. Но религиозность — явление очень консервативное, и просто так, по приказу сверху, ее не уничтожишь. А Эхнатону это удалось. В чем же причина?

Естественно предположить, что если реформа прошла "гладко", то это означает, что она была инициирована не только "сверху", но и "снизу". Иными словами, широкие массы египтян должны были поддержать Аменхотепа IV в его стремлении изменить пантеон богов  и выдвинуть на первое место "солнечный диск". С чем это связано? Может быть, произошла какая-то страшная катастрофа, Солнце — "солнечный диск" Атон — на время сокрылось от людей, и  этим было вызвано желание и фараона, и простых египтян подобным образом умолить "небесного фараона" не покидать их более впредь?

И действительно, в это время происходит одно из крупнейших в истории  извержение вулкана на острове Санторин в Эгейском море. Именно оно уничтожило Минойскую цивилизацию на острове Крит, став причиной мощных волн цунами и обильного пеплопада.

События на Санторине

До катастрофы, о которой идет речь, на месте нынешнего мини-архипелага Святой Ирины — Санторин был единый остров Стронгиле — "Круглый". Судя по археологическим находкам, здесь были большие города с совершенной канализацией и двух-трехэтажными домами. Население острова составляло около 30 тысяч человек. На плодородных сельских землях росли виноград, фрукты, ячмень, паслись овцы, козы, коровы, свиньи, в лесах водились дикие животные и птицы, являвшиеся объектом охоты. Древние жители Санторина в совершенстве владели различными ремеслами, среди них были и выдающиеся художники, оставившие на стенах домов великолепные фрески, запечатлевшие облик знатных дам Санторина, игры детей, быт рыбаков, жертвоприношения богам, путешествия в дальние страны, прибытие флота в родную гавань. Обращает на себя внимание внутренняя свобода, стилистическая раскованность художников, не ограниченная жесткими канонами, характерными для древневосточного искусства.

Окружающее остров море кормило жителей и соединяло их с внешним миром, прежде всего с Минойским Критом, с которым цивилизацию Санторина связывало культурное родство.

И все это рухнуло примерно около 1418 года до н.э. Накопленные за последние 70 лет данные рисуют следующую картину трагедии. Сначала по периферии острова открылись небольшие кратеры, дымившиеся ядовитыми сернистыми газами и пеплом. Эти извержения "выдавливали" население с чудного острова. Жители покидают его, захватив ценные вещи и скот. Проходит некоторое время, и центральную часть Стронгиле потрясает чудовищный взрыв. Многие кубические километры породы в виде камней, пепла и пемзы, сопровождаемые газовыми потоками, выбрасываются в атмосферу на высоту в десятки километров. Красновато-бурые тучи, пронизываемые непрерывно вспыхивающими молниями, сносятся сезонным ветром мистралем на юг, в сторону Египта, а тяжелая компонента этих туч падает вниз, на склоны вулкана. Образовавшиеся слои отложений красно-бурого цвета можно видеть на них и сейчас.

Проходит день-другой, и вулкан затихает. Затишье продолжается около двух лет. И снова, приблизительно в ту же пору года, когда дуют ветры в сторону Египта, происходит новый взрыв, приведший к частичному разрушению острова. И теперь уже образуются не красные, а черные тучи и сносятся к Египту. И вновь наступает затишье.

Проходит еще около трех лет, и снова Санторин потрясает чудовищный взрыв, более мощный, чем предыдущие. Выбрасываются десятки кубических километров породы, образуется огромная яма-кальдера, и в нее проваливаются нависавшие над полостью пласты породы — склоны бывшего вулкана. Что происходит — трудно описать словами. Рождается гигантское цунами, под страшный грохот высыпающаяся из туч нетонущая пемза покрывает практически сплошным ковром десятки, если не сотни квадратных километров морской воды. Столбы огня, непрерывные молнии рассекают тучи... Гигантское черное облако, распростершееся в небе на десятки тысяч квадратных километров, снова двинулось к Египту и накрыло его.

Когда тучи над бывшим Стронгиле рассеялись, открылась большая лагуна, по краям которой с одной стороны стал виден подковообразный остров (совр. Тира, или Санторин), покрытый толстыми слоями пепла и пемзы. Внутренняя сторона этой "подковы" возвышается над лагуной на 200—300 метров, а внешняя плавно спускается к морю. Другой, возникший тогда же, остров — Тирасия. Остальные, более мелкие острова образовались много лет спустя за счет слабой вулканической деятельности. Эта совокупность островов и называется архипелагом Санторин. Люди вернулись на Тиру спустя приблизительно 500 лет после взрыва...

Санторинская катастрофа повлекла за собой гибель Минойского государства на острове Крит, удаленном от Стронгиле на 150 километров. Эта родственная санторинской цивилизация была буквально смыта гигантским цунами и засыпана толстым слоем пепла.

Извержение Санторина — одно из крупнейших  в истории человечества. Выброшенная при взрыве масса исчисляется величиной порядка 70—80 кубических километров. Для сравнения: при взрыве другого крупнейшего вулкана — Кракатау (1883 г., Индонезия, Зондский пролив) было выброшено лишь около 20 кубических километров породы. Порожденное кракатауским взрывом цунами обогнуло земной шар. Гул от взрыва был слышен в центре Австралии — на расстоянии 1800 километров от эпицентра, а в Европе долго наблюдались красные зори, вызванные рассеянием солнечного света пылью от взрыва.

Другой гигантский взрыв произошел также в Индонезии на острове Тамбор в 1815 году. Выброшенная масса была того же масштаба, что и при взрыве Санторина, она погрузила во тьму область диаметром около 1000 километров, и эта тьма сохранялось около трех суток.

Между Санторином и Египтом

Но вернемся к Санторину и Египту. Нас интересуют следующие вопросы. Могли ли тучи от Санторина достигнуть Египта? Могли ли они закрыть Солнце на существенной части Египта (библейская "тьма египетская")?

Описаний, оставленных современниками и очевидцами, нет. Есть тексты Библии, есть легенды и мифы.  Информацию об имевшем тогда место  распространении вулканических туч  получили в 1960-х годах американские гидрофизики Д.Нинкович и Б.Хейзен на основании анализа донных отложений.

В этих отложениях четко выделялись слои, обязанные своим происхождением извержению Санторина. Слоев этих было три пары. Каждая пара состояла из слоя с крупными частицами, относящимися к началу извержения, и слоя с мелкими стеклообразными  частицами, выпадавшими позднее.

Измерения в разных участках  дна позволили определить зону осадка пепла, вытянутую в сторону Египта, с максимальным удалением от Санторина приблизительно на 400 километров. Однако это не вся область, охваченная "тьмой", а лишь та, где частицы пепла не только выпали на поверхность моря, но и достигли дна.

Какова была плотность пепла в атмосфере над Египтом? А вот здесь нам следует вспомнить пример Тамбора, где зона полного затемнения имела диаметр порядка 1000 километров. Если учесть роль ветра, который сносил пепел в Египет, то вполне обоснованна гипотеза, что "тьма" и в данном случае протянулась широким языком на расстояние не менее 1000 километров, то есть до широты Ахетатона — солнечной столицы Аменхотепа IV.

События в Египте

Около 1420 года до н.э. умер отец Эхнатона фараон Аменхотеп III1, сфинкcы с изображением которого можно видеть в Петербурге, на берегу Невы. Он царствовал долго, около 38 лет, и его царствование было "золотым веком" Древнего Египта. Египет, с одной стороны, достиг при предыдущих фараонах своих предельных размеров и стал крупнейшей мировой державой, а с другой — он "успокоился": Аменхотеп III только один раз, и то в начале  царствования, сам возглавил военный поход на юг.

В эпоху Аменхотепа III появляются идеи религиозной терпимости и "равноправия" народов. Менялось мышление в египетском обществе, становясь более широким и свободным. В царских кругах этому способствовало, по-видимому,  то, что главной и очень авторитетной женой Аменхотепа III, в нарушение всех традиций, стала умная женщина по имени Тэйе, происходившая из семьи скромных храмовых служителей.

Такова была обстановка, в которой формировался весьма раскрепощенный  духовный мир будущего фараона Аменхотепа IV. Сохранились сведения, что среди воспитателей наследника был критянин, то есть выходец из страны, которая, судя по ее живописи, скульптуре и архитектуре, была наиболее, если можно так выразиться, "светской" и "недогматичной" страной того времени.

Важные события своей жизни, проходившей в условиях сказочно богатого  двора, Аменхотеп III отмечал выпуском скарабеев с соответствующими надписями, и ни разу в них не говорится о каких-либо бедствиях. Казалось, ничто не предвещало надвигающейся бури. Однако уже первый год после вступления на престол Аменхотепа IV ознаменовался какими-то неприятными событиями: на шестом году царствования фараон хорошо помнил о чем-то дурном, "слышанном" на первом.

События эти сопровождались рядом достаточно странных актов молодого фараона. В начале 2-го года Аменхотеп IV включает в свою титулатуру имя Уаэнра — "единственный для Ра", то есть имеющий исключительное значение для Солнца. Дворец фараона в Фивах получает необыкновенное название: "Замок ликования на небосклоне", то есть место проведения "праздника тридцатилетия", хеб-сед. Возникновение его относится к эпохе первобытнообщинного строя и связано с верой в мистическую силу предводителя-вождя. Племя процветает, если вождь физически крепок, и наоборот — если вождь становится дряхлым, он навлекает всякие напасти на племя. Поэтому в первобытных общинах вождя умерщвляли по достижении им определенного возраста или состояния, однако позднее, по мере развития цивилизации, убийство вождя или заменялось убийством подставного лица (раба, осужденного преступника), или принимало символический характер.

В Древнем Египте эта символическая смена фараона происходила через тридцать лет царствования, а затем через каждые три года. Например, у Аменхотепа III, пробывшего на престоле около 38 лет, было 3 хеб-седа (30 лет + 3 года + 3 года). Поэтому появление "дома ликования" для Солнца во времена Аменхотепа IV с огромной степенью вероятности говорит о каких-то "непорядках" с Солнцем, с которыми оно с помощью фараона ("единственного для Ра"!) успешно справилось. Не тогда ли имело место первое затмение светила, связанное с первым извержением санторинского вулкана?

Третий и начало четвертого года правления Аменхотепа IV как будто проходят без особых потрясений, хотя внимание к Атону — богу "солнечного диска" (видимого Солнца) непрерывно растет. Имя его все чаще фигурирует в надписях. В это время сооружаются храмы "Дом Атона" и "Дом Ра, ликующего на небосклоне". Отрицания старых богов пока еще нет, и Амон еще не утратил статус верховного бога, "но каким бы прочным ни казалось еще положение старых богов, храмовое богатство все больше и больше отходило к новому сопернику.

На 4-м году правления, как раз тогда, когда на Стронгиле происходит второй мощный взрыв, фараону пришлось снова "услышать" что-то очень дурное, и в конце этого года происходит новый существенный шаг в идеологии, развиваемой Аменхотепом IV.  Теперь Атон объявляется не богом, а царствующим фараоном, его имя пишется, как и имя фараона, в царских картушах-кольцах. Его символом стал диск со змеей-уреем и множеством лучей, оканчивающихся руками: произошел окончательный отрыв образа Атона от старых антропоморфных или звероподобных богов. Новому "фараону" служили не в прежних храмах перед статуями, в храмах нового типа — под открытым небом, обращаясь непосредственно к Солнцу.

В начале пятого года правления перед царскими именами появились слова "живущий правдою". По-видимому, фараон считает, что он все глубже понимает окружающий его мир. Но факторы, будоражащие фараона и Египет, снова вступают в действие:  третий, самый сокрушительный взрыв обрушивается на Санторин. "На пятом или шестом году произошло нечто худшее по сравнению с "услышанным" царем на 1 и 4 годах. Это "худшее" порождает каскад радикальных преобразований.

Вместо прежнего личного имени Аменхотеп ("Амон доволен") царь принимает имя Эхнатон — "Полезный Солнцу (Атону)". Фараон порывает с традиционной столицей Фивами и основывает новую столицу Ахетатон ("Небосклон Атона") на просторной равнине в Среднем Египте. Весной шестого года правления здесь были принесены обильные жертвы Солнцу, и царь, стоя на золотой колеснице перед распростертыми ниц придворными, объявил, что это место для нового города выбрано самим Солнцем.

Если уход Эхнатона из Фив объясняют многими причинами — например, враждебностью фиванского жречества, то причина столь жесткой фиксации места строительства новой столицы совершенно не объясняется и даже не анализируется в историографии. А между тем изложенные выше соображения о южной границе "тьмы", вызванной третьим извержением Санторина, делают весьма правдоподобным предположение, что именно эта граница и определила место для "города Атона". Действительно, Ахетатон находится приблизительно на расстоянии 1000 километров от Санторина. С этим нашим предположением согласуется и название города — "Небосклон Атона".

В пользу сказанного говорят и слова клятвы Эхнатона, которая была высечена на пограничных стелах: "Сотворю я Ахетатон Атону — отцу моему в этом месте. Не сотворю я ему Ахетатон на юг от него, на север от него, на запад от него, на восток от него". И далее Эхнатон заявляет, что кто бы ему ни советовал другое место для города, он не изменит выбранного места, так как его "возжелал он (т.е. Атон) для себя сам".

Такую категоричность фараона трудно объяснить, если отказаться от нашей точки зрения. Но выбором места для Ахетатона загадочность клятвы Эхнатона не ограничивается. Он там же продолжает: "Сотворю я дом ликования Атону — отцу моему на острове Атона, выдающегося (в смысле) празднеств тридцатилетия в Ахетатоне в этом месте". Первое "ликование", посвященное Атону, произошло еще в Фивах, а то, о котором идет речь, — в Ахетатоне. Почему эти праздники прошли с таким малым интервалом? Более того, впоследствии в Ахетатоне праздник ликования проходил каждый день перед восходом Солнца. Естественно, что в ситуации троекратного помрачения светила египтяне ежедневно со страхом ожидали его нового исчезновения. Поэтому ежеутреннее возвращение Солнца было для них отнюдь не рутинным событием.

И, наконец, тогда же фараон отмечает свой "праздник тридцатилетия". Хеб-сед был отпразднован в конце пятого или в самом начале шестого года правления Аменхотепа IV.

Следующие после шестого года правления события ознаменовались исключительно бурным строительством Ахетатона и дальнейшим распространением солнцепоклоннического культа. С девятого года правления начинается систематическое уничтожение имени Амона в разных надписях. На двенадцатом году слова "боги" и "бог" отвергаются всюду. Эхнатон объявил войну не только Амону, но и всем старым богам. Как царь, так и само Солнце перестали считаться богами. Отныне оба они строго последовательно называются только царями. В это время формируется и новый реалистический стиль в искусстве.

Решительное наступление на старых богов получило отклик по всей стране. Египет неожиданно оказался наводненным, переполненным людьми с именами, сложенными в честь Солнца. Люди разного общественного положения, названные при рождении в честь старых божеств, выбрасывали их имена из состава своих имен, взамен вставляя имя Солнца". Даже в бывшей столице Фивах "люди незаметного положения всячески избегали употреблять на собственной погребальной утвари как имена и знаки отверженных божеств, так и само слово бог.

Правление Эхнатона — уникальный период в истории Египта — заканчивается на 17-м году. Последствия переворота были впечатляющими и за пределами "идеологии", поскольку он охватил все стороны жизни страны. Он ввел в литературу разговорный язык, одушевил живопись и скульптуру, поднял власть фараонов на новый уровень, надолго подорвал мощь Фив и Амона. И все это осталось в веках.

Радикальное уничтожение культа Атона начинается лишь спустя 20—25 лет после исчезновения Эхнатона с исторической арены. Такая живучесть солнцепоклонничества говорит, с нашей точки зрения, о том, что он не был просто капризом Эхнатона, а отражал какие-то существенные объективные черты того времени.

О "казнях египетских"

Дополнительные сведения о событиях в Египте, вызванных взрывами на Санторине, дает, по-видимому, Библия. В ней описаны 10 "казней", которым был подвергнут Египет из-за того, что фараон не хотел выпускать евреев из своей страны. И только после десятой "казни" он отпустил их вместе с семьями и скотом.

Хотя Исход — ключевое событие Священной истории, датировка его является спорной. Называются даты в широком интервале: 1450—1250 гг. до н.э. Неизвестно и имя фараона, при котором он происходил. Не раз уже высказывались предположения о связи "казней египетских" с естественными причинами, в том числе с извержением на Санторине. Нам эта связь представляется очевидной на основе как того, что мы знаем об извержении на Санторине, так и того, что говорится о "казнях" в Библии. Вот дословный текст описания первой "казни", насланной "на воды египтян, на реки их, на потоки их, на озера их и на всякое вместилище вод их": они "превратятся в кровь, и будет кровь на всей земле Египетской и в деревянных и каменных сосудах", Исход 7:19.

"Сильное наводнение, вызванное разливом Нила, — объясняет первую "казнь" "Библейская энциклопедия" Брокгауза, — заполняет колодцы непригодной для питья водой. Цвет воды становится "как кровь", что объясняется большим количеством грунтовой смеси красного цвета, которую Голубой Нил и Атбара принесли из Абиссинии". Объяснение это нельзя признать убедительным хотя бы потому, что в таком случае эта "казнь" не была бы чем-то небывалым, уникальным в истории Египта. Наше объяснение очевидно: первое грандиозное извержение Санторина вызвало мощное цунами, которое залило дельту Нила. Как отмечалось выше, первое извержение сопровождалось выбросом в юго-восточном направлении красного пепла, который и окрасил воды в Египте.

Следующие пять "казней" — со второй по шестую: нашествия жаб, мошкары, "песьих мух", оводов, язвы, поражающие людей и скот - Исход 8:9, 13, а также восьмая — нашествие саранчи с востока - Исход 10:1-20 - и десятая — гибель первенцев как у египтян, так и у их скота - Исход 11, естественно объясняются нарушением экологии из-за размножения в загрязненных вулканическим пеплом водоемах различных микроорганизмов, в том числе болезнетворных, вызывающих гибель рыбы и отравление водоемов продуктами их разложения и т.п.

Седьмая "казнь" — град. Вот слова Библии: "И был град и огонь между градом, град весьма сильный, какого не было во всей земле Египетской, со времени населения ее", Исход 9:23-26. Хорошо известно, что в вулканических тучах обычно происходят разряды — отсюда гром, молнии ("огонь"); не исключено образование в "мутной" атмосфере и града. Эту "казнь" можно связать со вторым крупным извержением.

После этого наступает знаменитая девятая "казнь" — "осязаемая тьма": "И была густая тьма по всей земле Египетской три дня. Не видели друг друга, и никто не вставал с места своего три дня", Исход 10:21-22. Естественно, сказанное подтверждает нашу гипотезу: речь идет о третьем взрыве Санторина, учитывая направление ветра летом, о переносе вулканического пепла из Эгеиды в долину Нила.

Как видим, три "базовые" "казни": первая, седьмая и девятая весьма естественно объясняются взрывами на Санторине. Что же касается объяснения "организменных" казней, то вряд ли они вызывают сомнение у биологов и медиков, учитывая химический состав вулканических туч.

Вопрос о связи текста Библии с санторинскими катастрофами весьма важен. Мы неоднократно отмечали, как эти катастрофы вели Аменхотепа IV к единобожию. Но Исход также сопровождался внедрением в сознание евреев единобожия Моисеева. Как известно, на сороковой день после Исхода Моисей получил от Господа 10 заповедей, которые и составили основу еврейского единобожия. У многих исследователей возникает вопрос о наличии или отсутствии связи между этими двумя единобожиями. Здесь многое можно было бы понять, если бы удалось узнать точно время Исхода. Если поверить рассказу Библии о катастрофических событиях в Египте, непосредственно предшествовавших Исходу, станет очевидно, что он произошел во времена Эхнатона. Вероятно и допущение, что Исход все же происходил позже, как часто предполагают, — в эпоху царствования Рамсеса II, то есть около 1250 года до н.э. и в библейском предании совместились два разновременных события — "казни египетские" и Исход.

Итак, явились ли взрывы Санторина причиной реформы Аменхотепа IV или причинно-следственной связи между ними нет? Наш ответ однозначен — да! Обычно же упоминание о Санторине в этой связи просто отсутствует.

Взрыв Санторина — это катастрофа планетарного масштаба, и о ее роли можно частично судить по уничтожению цунами и пеплопадом цветущего Минойского государства с центром в Крите. Греческие города меньше пострадали на возвышенностях, да и дувший в то время ветер сносил пепел к югу-востоку или к югу от Санторина.

Весьма вероятно, что память об извержении Санторина запечатлелась у греков в ряде преданий. Так, сейчас многие исследователи связывают предание об Атлантиде с Крито-Минойским государством, а легенду о ее гибели — со взрывами на Санторине.

В греческих мифах о борьбе Зевса с титанами говорится, что эта борьба была продолжительной и  безрезультатной, несмотря на молнии, которые подарили Зевсу Циклопы.

И только когда Зевс вызволил из глубин Земли сторуких гигантов, которые стали бросать в титанов огромные скалы, сопровождая это огнем и страшным грохотом, победа досталась Зевсу. Связь этого мифа с ужасом Санторина достаточно очевидна.

Существуют мифы и у других народов, которые можно связать со взрывом  Санторина.

Но извержение на Санторине имело не только это кратковременное, преходящее значение. Оно подтолкнуло Эхнатона и Моисея к установлению монотеизма, который через Христа и Мухаммеда действенно завоевал умы половины современного человечества. Не будь катастрофы на Санторине, наш мир был бы во многом иным.

Археологическое изучение Санторина ведется и сейчас, но в скромных масштабах, не пропорциональных важности предмета. Многолетний руководитель раскопок С.Маринатос говорил, что потребуются столетия, чтобы раскопать и истолковать весь материал, скрытый в толщах Санторина. Очевидно, нужна целая комплексная наука — "санторинология", которая должна глубоко изучать следы той давней катастрофы не только на Санторине, но и на всем земном шаре. Здесь уместно вспомнить слова Козьмы Пруткова: "Бросая в воду камешки, смотри на круги, ими образуемые". А выброс порядка 80 кубических километров породы — это весьма весомый "камешек", и круги от него должны быть впечатляющими.

Сегодня Санторин плотно заселен и застроен аккуратными, ослепительно  белыми домами и церковными постройками с ярко-голубыми куполами. И только резкий, высотой 200—300 метров обрыв острова Тира к лагуне, образовавшейся в кальдере, напоминает о гигантском взрыве.

"Наука и Религия"
Просмотров: 2273
0

Благодарю за комментарий по теме


Защитный код
Обновить