Вт, 13 Ноябрь

Обновлено:07:49:22 PM GMT

Премудрость и знание чистое
Вы здесь: Профессии На шаг впереди Гений и везение

Гений и везение

Юность гения Михаила Ломоносова осталась для широкого читателя как-то в тени. Между тем и она заслуживает не меньшего внимания.

И архангельский, и денисовский

Согласно общепринятому мнению, Михайло Ломоносов, "архангельский мужик", прибыл в Москву пешим ходом из села Холмогоры Архангельской губернии.  Но родился Михаил Ломоносов не в Холмогорах, а в расположенной неподалеку деревне Денисовке. Отец его был из черносошных крестьян Великого Новгорода — помор, промысловик. Однако в Москве Ломоносов будет называть себя то сыном дворянина, то сыном попа из Холмогор, чем вконец запутает приемную комиссию, которая определяла его на учебу.

Рождение Ломоносова окутано тайной. Время вроде от нас недалекое — XVIII век, но год рождения нашего гения неизвестен. По ревизской сказке это вроде бы 1722-й, по словам Ломоносова — либо 1711-й, либо 1712-й. Достоверных сведений о детстве и юности его не сохранилось. Похоже, до 19 лет отец брал его на промыслы в Белое и Баренцево моря. Доходили иногда до 70 градуса северной широты (у отца был довольно хорошо оснащенный бот). Там-то Михаил и учился отваге да дерзости, которые проявлял всю свою дальнейшую жизнь.

Итак, в декабре 1730 года, получив в Холмогорской воеводской канцелярии паспорт, Ломоносов ушел учиться в Москву. Отец отпускает его с благословением, сам же обязуется платить за сына подушную подать. 15 "генваря" 1731 года, через месяц, девятнадцатилетний рыбак прибывает в Первопрестольную. Жажда знаний у него — огромная. Сунулся было в Навигацкую школу, что в Сухаревой башне, — не понравилось. Стал прорываться в Славяно-греко-латинскую академию при Заиконоспасском монастыре.

Юный академик

Только сперва надо было еще доказать, что ты достоин там учиться. Комиссия при академии учинила Ломоносову допрос, кто, да что, да откуда. Вот и назвался он, простой рыбак, то ли дворянским, то ли поповским сыном. Документов тогда не требовали, регистрация еще не была введена — поверили Михайле на слово, зачислили учеником младших классов. Не поверь ему комиссия, неизвестно, как сложилась бы его судьба.

Изучали в Славяно-греко-латинской академии и физику, и метафизику, и  психологию, и математику, и три обязательных языка (по названию академии). Но были и такие интересные, я бы даже сказал, актуальные, модные сейчас духовные вопросы, как-то: договоры с дьяволом; проблемы колдуний, обращающихся в невидимок; как именно ангелы могут сообщать друг другу свои мысли, если они бесплотны; где они живут и как, каким способом приводят себя в движение; каково число небес (миров) во Вселенной (по сути, это проблематика параллельных миров).

Образование Ломоносов получил фундаментальное. Научные труды свои писал исключительно на латыни.  Когда еще учился, начали набирать священников для восточных, недавно  присоединенных окраин Российской империи. Ломоносов — отчаянный малый — вызвался туда ехать. И тут-то "сын попа" попался. На строгом собеседовании в Камер-Коллегии запутался в сочиненной им, говоря языком детективов, "легенде" и признался, что он сын крестьянина. Простили это Ломоносову, но в восточные российские земли он не поехал, а был оставлен продолжать учебу — и не где-нибудь, а в богословском классе (1734 год).
"ДесЬянс-Академия"

Академию под таким чудным для русского уха названием (а это в переводе означало "Академия наук") решил в 1724 году учредить Петр I. Должна она была находиться в Петербурге — в новой столице, естественно. Противников, как всегда, отыскалось много. Авторитетный сановник, русский историк и государственный деятель В.Н.Татищев едко сказал: "Напрасно ищете семян, когда земли, на которую сеять, не приготовлено". Сказал именно по поводу этой будущей Академии. Но упрямый Петр все же дает лейб-медику Блюментросту поручение выработать, как теперь бы сказали, предложения по учреждению Академии. К чести этого заезжего немца, он обратился к европейским светилам (среди них был и Лейбниц), после чего необходимый царю доклад был успешно составлен.

Однако через год, в 1725-м, Петр I внезапно умирает, и на престол вступает его жена Екатерина I. Она-то и завершает великое научное начинание. В Академию приглашены были Леонард Эйлер, Даниил Бернулли, Христиан Вольф, другие действительно выдающиеся западные ученые. Два года процветала Академия, встав вровень с западными по авторитету. Увы, Екатерина царствовала всего два года. После нее Академия захирела, светила почти все разъехались...

Да нет худа без добра: в опустевшую Петербургскую Академию Сенат решил "запустить" молодые отечественные кадры — "студиозов, в науках достойных". Таких нашлось 12, среди них и наш герой. 2 января 1736 года Ломоносов прибыл в Петербург. Едва успел он оглядеться, как последовало новое высочайшее распоряжение: направить на учебу в Марбург (Пруссия) достойных молодых людей из Петербургской Академии к самому профессору философии и математики Христиану Вольфу. В числе троих в Европу был послан и Ломоносов. Поразительное стечение обстоятельств! Возможно, сказалось благоприятное влияние звезд, но коль скоро точная  дата рождения Михаила неизвестна, подтвердить это не удастся.

Заграничные соблазны

3 ноября 1736 года Ломоносов добрался до Марбурга. Тут он, что называется, надышался воздухом свободы: пошли кутежи, попойки, ну и, конечно же, барышни... Так вели себя все германские студенты, "профессоры" им в этом не препятствовали. В петровской, а тем более допетровской и даже послепетровской России все было круто взято в суровые тиски дисциплины. И устоять перед соблазнами развеселой заграничной жизни русским студиозам было просто невозможно.

Однако они по-русски перегнули палку. Даже либеральный немецкий профессор Вольф в связи с этим счел необходимым донести в столицу Российской империи, что "они через меру предавались разгульной жизни и были пристрастны к женскому полу". Беспокоило экономного немца и то, что они наделали долгов на сумму до двух тысяч немецких рейхсталеров. Видно, выделенного каждому содержания — 300 рублев в год — было для такой жизни мало. По валютному курсу того времени россияне прокутили семь годовых окладов!

Русское начальство переводит своих студентов в городок Фрейбург, в той же Пруссии, под надзор и руководство другого немецкого ученого — Генкеля. Впрочем, надо отдать должное немцам: при всем их недовольстве буйным поведением подопечных они отметили у русских, особенно у Ломоносова, прилежное старание, "похвальную любознательность и желание дознаться основания вещей". Да только Ломоносов сбежал от "бергфизикуса" Генкеля, у которого он учился горному делу, физике и химии. Соответственно сбежал и из Фрейбурга. Дело в том, что Генкель, как истый немец, был педант и, что называется, "достал" Ломоносова.

И пошла писать губерния... Весной 1740 года Ломоносов оказывается в славном городе Лейпциге, затем в Касселе, потом опять в Марбурге, с которого и начались его "штудии".  А тут еще молодость, весна. Помор горяч и решителен. Влюбился в прехорошенькую и премилую немочку, неделю думал, да и взял в жены. 6 июня 1740 года, в реформатской церкви, состоялось венчание Михаила Ломоносова, кандидата медицины, и Елизаветы-Христины Цильх, дочери покойного члена городской думы и церковного старшины Генриха Цильха.

Вроде бы хорошо — личная жизнь наладилась. Да разве мог усидеть на месте Ломоносов? Бедная Елизавета-Христина! Практически тут же русский супруг уезжает в Голландию. И опять пошли мелькать города: Роттердам, Гаага, Амстердам...

Как Ломоносов в солдаты угодил

Во время скитаний Ломоносова по Пруссии на него обратили внимание как на весьма здорового молодца, перспективного для военной службы. Тогда в германских землях солдат рекрутировали прямо с улицы, не разбираясь, кто, что, откуда. Подписал договор (или даже дал устное соглашение), получил денежный задаток в счет платы за будущую службу — и ты солдат славной прусской армии. А Ломоносов — косая сажень в плечах, добрый молодец, румян, пышет силой да удалью. А что русский, так даже лучше — русский "карош зольдат".

По дороге в Дюссельдорф как-то зашел Михайла в захудалую немецкую гостиницу — отдохнуть, подкрепиться. И нарвался прямо на прусского офицера, весело пировавшего с новобранцами-рекрутами. Пригласил офицер студента за стол, за свой счет угостил и напоил до бесчувствия. Причем взял с Ломоносова слово, что тот согласен вступить в прусскую армию. Даже денежный задаток дал. Просыпается утром студент, а офицер — тут как тут. Мол, будь добр — собирайся на службу. Михаил ничего не понимает, а пруссак напомнил ему о его слове, да к тому же Ломоносов обнаружил у себя в кармане рейхсталеры — задаток за службу.  Так и стал Ломоносов рейтаром (кавалеристом) и дня через два был отправлен в крепость Вензель — королю Фридриху служить.

Ломоносов решил бежать. Сначала ему это не удавалось. Но и тут судьба улыбнулась (вообще ему в жизни везло). Как-то в полночь, когда его "однополчане" спали в караульне глубоким сном, Михайло, отчаянный парень, вылез оттуда через окно, прополз меж часовыми, перебрался через крепостной вал, одолел вплавь и второй ров (что ему, помору!). Наконец выбрался в чистое поле и был таков.  В мокрой шинели что есть духу бежал Ломоносов всю ночь до прусской границы, пересек ее и оказался в Вестфалии, которая, как и Пруссия, тогда была независимой, и тем спасся от преследования (а длилось оно всю ночь).  После этого пришлось кандидату медицины жить в городе Марбурге, куда  он вернулся, инкогнито. При этом Ломоносов не забывал упражняться как в алгебре, "намереваясь оную к теоретической химии и физике применить", так и в других науках.

Вообще, благодаря своим скитаниям и удивительным путешествиям, Михайле Васильевичу удалось многое посмотреть и изучить. Познакомился он с известными европейскими химиками, осмотрел их лаборатории, побывал на знаменитых рудниках в Гессене и Зигене. Все это ему пригодится впоследствии в России. В конце концов Ломоносов обратился письмом с повинной к президенту Петербургской Академии господину Шумахеру и получил от него предписание явиться в столицу Российской империи. 8 июня 1741 года прибыл Ломоносов в Санкт-Петербург, где его считали пропавшим без вести. Жена Михайлы осталась до поры до времени в Марбурге. Со временем он ее "выписал" к себе в Россию, и зажили они душа в душу.

Академические злоключения

Судьба была к Ломоносову благосклонна, и при его возвращении на Родину он не получил никаких взысканий. Уже через год им было написано выдающееся по своим идеям сочинение "Элементы математической химии", опередившее свое время.

Однако молодому ученому пришлось заниматься в Академии не только теоретической наукой, но и прикладными, прозаическими делами. И поэтические труды были ему не чужды. В 1741 году взошла на престол дочь Петра I — Елизавета. Ломоносов блеснул как поэт и режиссер: написал стихи в честь императрицы, перевел с немецкого пьесы для придворного театра, сочинил сценарии для иллюминаций и фейерверков.

Но основным его делом было устройство в Академии лабораторий по типу  западных, "понеже химические эксперименты производить и наукою Отечеству пользу чинить". "Чинить пользу" молодому ученому долгое время не давали иностранцы, засевшие в Академии. Это вызывало его ответную реакцию. Человек он был прямой, за словом в карман не лез, отпор давал направо и налево. Но силы были неравны: ведь Ломоносов в ту пору еще не был полноправным членом Академии и, например, не мог присутствовать на ученых заседаниях. А как окажешь влияние на ход дел, если Шумахер и компания ставят перед свершившимся фактом?  Ломоносов буйствовал, требовал, порой врывался на заседания — при этом, что греха таить, иногда в нетрезвом виде. Доходило даже до драк. Во время одной из потасовок, которые, впрочем, были вполне в духе бурного XVIII века, Ломоносов "схватил болван, на чем парики вешают, и почал всех бить...". В итоге четверо его противников получили ранения, двое спаслись бегством через окно и стали звать караул. Ученого арестовали, но после допроса выпустили. Фортуна ему опять улыбнулась.

Однажды Ломоносов, не по уставу явившись на заседание академиков, в основном "немцев", показал одному из них (Винцгейму) непристойную фигуру из пальцев — фигу. Михайлу Васильевича еще раз арестовали. На этот раз посадили на семь месяцев. Однако и тут Ломоносов продолжал гнуть свою линию, посылая прошения и добиваясь открытия лабораторий. В это время он написал одно из самых величественных стихотворений, проникнутое космическим чувством, — "Вечернее размышление о Божием Величестве при случае великого северного сияния", где есть знаменитые строки: "Открылась бездна, звезд полна; звездам числа нет, бездне дна..."

О бесстрашии, недюжинной силе Ломоносова свидетельствует и такой случай, приключившийся с ним на Васильевском острове в Санкт-Петербурге. На ученого напали трое матросов-грабителей. Он избил и обратил в бегство двоих, третьего же заставил раздеться догола и в таком виде отправил гулять по Петербургу.  Когда дознались про тот случай, матросов угостили еще и шпицрутенами.

В начале 1745 года Ломоносов, уже известный ученый, подает прошение о производстве его в "профессоры". Несмотря на "шумства" и "предерзости", учиняемые им с немцами-академиками, он имел неплохие шансы. У Ломоносова был замечательный козырь: его оды очень нравились императрице Елизавете. И последовал монарший указ: 25 июля 1745 года Михаил Васильевич был назначен профессором химии с хорошим жалованьем. Теперь Ломоносов уравнивался в правах с постылыми оппонентами.

Борьба увенчалась и другим крупным успехом. 1 июля 1746 года последовало высочайшее повеление о постройке химической лаборатории — на средства "кабинета ее величества". Теперь Ломоносов получил возможность не только теоретизировать, но и "мысленные рассуждения выводить из надежных и много раз повторенных опытов".

Борьба за Московский университет

Ломоносов по праву стоит на постаменте перед всемирно знаменитым зданием Московского университета на Воробьевых горах (старое здание МГУ располагается на Моховой улице): он основал Московский университет. Но был и соавтор — граф И.И.Шувалов, русский государственный деятель, генерал-адъютант, фаворит Елизаветы Петровны. Граф тепло относился к Ломоносову, они встречались, активно переписывались. Именно в письмах Ломоносов и излагал свои идеи по устройству Университета. Все они тщательно учитывались фаворитом царицы.

Проект Университета был составлен графом Шуваловым при участии Ломоносова. При этом все подробности проекта (факультеты, распределение штатов и др.) всецело принадлежали Ломоносову.  За научную деятельность и выдающуюся роль в организации Московского университета современники называли Михаила Васильевича "умственным великаном". Ломоносов по праву считается одним из создателей современного русского языка. В том же 1755 году, когда открылся Университет, он издал  "Российскую грамматику", устанавливавшую новые нормы языка послепетровского времени.

Ломоносову принадлежит настоящий гимн русскому языку: "Повелитель многих языков, язык российский, не токмо обширностию мест, где он господствует, но купно и собственным своим пространством и довольствием велик перед всеми в Европе... Карл V, Римский император, говаривал, что ишпанским языком с Богом, французским с друзьями, немецким с неприятельми, италиянским — с женским полом говорить прилично. Но если бы он российскому языку был искусен, то, конечно, к тому присовокупил бы, что им со всеми оными говорить пристойно, ибо нашел бы в нем великолепие ишпанского, живость французского, крепость немецкого, нежность италиянского, сверх того, богатство и сильную в изображениях краткость греческого и латинского языка".

Слава его как языковеда и поэта была столь велика, что это приводило  к казусам: ученого-естественника и поэта считали двумя разными людьми.  Так, французский историк химии Ф.Гефер написал о М.В.Ломоносове, что его, известного русского химика, не стоит путать с русским же поэтом, с точно такой же фамилией и точно таким же именем!

"Все сии диссертации не токмо хороши, но и весьма превосходны..." Так писал о Ломоносове и его трудах великий Леонард Эйлер. Гений понимал гения. Ломоносова следует считать отцом современной физической химии (само название этой науки принадлежит ему). Ломоносов разрабатывает теорию света, согласно которой он вызывается колебательными движениями частиц светоносного эфира (и волновая, и корпускулярная теории — основы квантовой физики). Ученый экспериментально доказал закон сохранения вещества в своей химической лаборатории. Нашего великого физико-химика обычно так и изображают на живописных полотнах — с химической ретортой в руках. "Догадки г. Ломоносова, — говорит тот же Эйлер, — тем большую цену имеют, что они удачно задуманы и вероподобны".

С воцарением  Екатерины II (1762 год) положение Ломоносова в Академии пошатнулось, хотя он и продолжал фанатично работать. Императрица не любила графа Шувалова (еще бы — он же был фаворитом ее предшественницы, Елизаветы), неприязнь коснулась и друзей опального генерала, в том числе Ломоносова. В 1763 году было даже высочайше решено уволить его из Академии с "вечною отставкою от службы с половинным по смерть жалованьем". Да только ведь императрица была умна и хорошо разбиралась в людях. К тому же она хотела прослыть в Европе покровительницей искусств и наук. В итоге гроза миновала, Екатерина отменила свой указ.

Перечислять содеянное М.В.Ломоносовым в науке и практических дисциплинах нет нужды — все это содержится в учебниках по химии, физике, геологии, минералогии, литературоведению, русскому языку и литературе.

Все же об одном открытии стоит вспомнить особо. 26 мая 1761 года ожидалось редкое явление — прохождение Венеры через диск Солнца. Из большого числа зарубежных и отечественных астрономов, наблюдавших небесный феномен, в том числе из Петербургской Академии наук, лишь Ломоносов сделал вывод о том, что на Венере есть атмосфера. Отсюда он сделал потрясающий вывод, который ныне стал широко обсуждаемой научной гипотезой: мы не должны быть одиноки во Вселенной. В опубликованной им статье "Явление Венеры на Солнце, наблюденное в С.-Петербургской Академии наук" Ломоносов доказывает наличие во Вселенной множества миров, подобных земному.

К сожалению, постоянная борьба истощила силы даже такого гиганта, каким был наш герой. Он устал. Силы его слабеют. Но он весь по-прежнему в раздумьях о России, о судьбах русской науки.  Ломоносов писал: "Ныне в рассуждении Академии предприял я отдать Отечеству последнюю должность; ибо ежели сим ничего не успею, твердо уверен буду, что нет Божия благоволения, дабы, по мере желания и щедролюбия великия нашея государыни, ученые люди размножились, и науки распространились и процветали в Отечестве".

Его предерзостный, решительный характер прекрасно высветился и в такой его сентенции: "Не токмо у стола знатных господ или у каких земных владетелей дураком быть не хочу, но ниже у Самого Господа Бога, который дал мне смысл, пока разве отнимет" (из письма графу Шувалову).

В середине марта 1765 года Ломоносов простудился, болезнь его обострилась, и 5 апреля, на второй день Пасхи, он скончался. Погребен М.В.Ломоносов на Лазаревском кладбище Александро-Невской Лавры в Санкт-Петербурге.

 
Вечернее размышление о божием величестве
при случае великого северного сияния
Лице свое скрывает день;
Поля покрыла мрачна ночь;
Взошла на горы черна тень;
Лучи от нас склонились прочь;
Открылась бездна звезд полна;
Звездам числа нет, бездне дна.

Песчинка как в морских волнах,
Как мала искра в вечном льде,
Как в сильном вихре тонкий прах,
В свирепом как перо огне,
Так я, в сей бездне углублен,
Теряюсь, мысльми утомлен!

Уста премудрых нам гласят:
Там разных множество светов;
Несчетны солнца там горят,
Народы там и круг веков:
Для общей славы божества
Там равна сила естества.

Но где ж, натура, твой закон?
С полночных стран встает заря!
Не солнце ль ставит там свой трон?
Не льдисты ль мещут огнь моря?
Се хладный пламень нас покрыл!
Се в ночь на землю день вступил!



О вы, которых быстрый зрак
Пронзает в книгу вечных прав,
Которым малый вещи знак
Являет естества устав,
Вам путь известен всех планет,-
Скажите, что нас так мятет?

Что зыблет ясный ночью луч?
Что тонкий пламень в твердь разит?
Как молния без грозных туч
Стремится от земли в зенит?
Как может быть, чтоб мерзлый пар
Среди зимы рождал пожар?

Там спорит жирна мгла с водой;
Иль солнечны лучи блестят,
Склонясь сквозь воздух к нам густой;
Иль тучных гор верхи горят;
Иль в море дуть престал зефир,
И гладки волны бьют в эфир.

Сомнений полон ваш ответ
О том, что окрест ближних мест.
Скажите ж, коль пространен свет?
И что малейших дале звезд?
Несведом тварей вам конец?
Скажите ж, коль велик творец?
1743


"Наука и Религия"
Просмотров: 2578
0

Благодарю за комментарий по теме


Защитный код
Обновить