Пн, 01 Июнь

Обновлено:07:56:30 PM GMT

Премудрость и знание чистое
Вы здесь: Познание Мир веры Храм, в котором был Иисус

Храм, в котором был Иисус

Иерусалимский Храм - святыня ветхозаветных времен. Воздвигнутое царем Соломоном величественное здание дважды разрушалось, но вновь восставало из руин. И именно с этим Храмом (тогда насчитывавшим уже тысячу лет своей истории) связаны многие важнейшие события Евангельской Мистерии. Сюда привели родители юную Деву Марию, чтобы посвятить ее Богу; здесь произошло Сретение Младенца Христа Симеоном Богоприимцем. Под сводами Храма Отрок Иисус явил Свою мудрость старцам, хранителям библейских преданий.

Как же выглядел этот Храм? Храм пророка Зоровавеля (Второй Храм) был не очень подходящей заменой великолепного святилища Соломона. И Ирод решил, что его Храм превзойдет Соломонов во всей его славе.

За основу проекта был взят Храм Соломона. Но по приказу Ирода главный архитектор строительства воспользовался книгой Иезекииля (главы 40-43), в которой пророк подробно описал будущий Храм. Ирод во многих вопросах строительства Храма следовал требованиям фарисеев, поэтому новый Храм в основном соответствовал всем предписаниям иудейского закона. Но были и исключения, когда он игнорировал эти требования. Например, Ирод приказал установить над главным входом золотую фигуру римского орла. Многих евреев ужаснуло это изображение: оно нарушало заповедь "Не сотвори себе кумира".

Строительство Храма началось в 20–19 годах до нашей эры. Храм строился на освященной земле, на которую могли ступать только священники. Чтобы избежать осквернения этой земли, 1500 священников были обучены ремеслу каменщика. Работы не прерывались ни на один день, и Храм был возведен за полтора года (доработка деталей и украшение внешних дворов продолжались вплоть до разрушения Храма римлянами в 70 году нашей эры). По окончанию строительства Ирод принес в жертву Яхве триста быков.

Евреи, которые вначале с недоверием отнеслись к затее тирана, в дальнейшем признали его замысел.

Известный эллинско-иудейский мыслитель Иосиф Флавий был священником Храма и оставил нам его полное описание.

Соломонов Храм венчал холм на севере от города Давида. Площадка вокруг Храма была поднята, чтобы получилась платформа в два раза выше, чем та, искусственная насыпь, на которой прежде стоял Храм Соломона. Эта огромная платформа и до сего дня царит в облике Иерусалима.

Своими огромными подпорами, взаимосвязанными друг с другом  стенами, вздымающимися вверх террасами, а также стоящей на страже "башней Антония", Храм напоминал вавилонские строения. А греческому путешественнику сгрудившиеся и плотно прижавшиеся друг к другу дома и узкие улочки под "Храмовым холмом" (1Макк. 13:52) могли показаться (если взглянуть на них сверху) ярусами античного театра. Святыня была выдержана в духе римской архитектуры: колоссальные размеры, колонны, капители,  треугольный фронтон. Белая мраморная балюстрада опоясывала покрытую плитами из позолоченного металла крышу, усеянную блестящими иглами и лезвиями, - чтобы ни одна птица не могла на них усесться. "Когда на него падает восходящее солнце, то кажется, что видишь на нем блестящий снег", - писал о Храме Иосиф Флавий.

В Храм можно было войти через девять ворот. Это были глубокие, крытые переходы, с двух сторон закрывавшиеся двустворчатыми дверьми: четыре входа с западной стороны, два - с южной, один (сильно укрепленный) с северной и два с восточной стороны; один из них - это Золотые ворота. Возможно, что именно через Золотые ворота (или через Ворота Сузы) выходил Христос на Гору Елеонскую.

Во время раскопок 1967 года в южной части платформы были найдены два пролета ступеней, ведущие к двум южным входам. Между ними находилось помещение для ритуального омовения посетителей перед тем, как войти в Храм. Существовали также виадук из верхнего города прямо в Храм и лестница к месту встреч.

Пройдя сквозь один из входов  в низкой стене, паломники  оказывались на обширном прямоугольном дворе. На этой площади сейчас находится мечеть Омара. Эта внешняя часть Храма была известна как "двор язычников". Здесь могли находиться язычники - как мужчины, так и женщины, даже еретики и проклятые, а также находящиеся в трауре и те, кто с точки зрения Закона был нечист. Ирод вдвое увеличил размеры этого двора, прирезав землю с севера, юга и запада. Новый двор, размером 480 на 300 метров, был окружен поддерживающей стеной толщиной почти пять метров. Некоторые камни были длиной более десяти метров и весили около десяти тонн. Стены сохранились до наших дней. Одна из них - "Стена Плача".

"Двор язычников" был окружен колоннадой. С северо-запада скала, на которой стояла крепость Антония, была отсечена, чтобы освободить место для этих колоннад. Именно там вели дискуссии знатоки Закона и учили еврейские учителя - раввины. На южной стороне было просторное место для встреч - "стоя", которую поддерживали ряды колонн. У стен располагались защищающие от дождя и солнца портики и внутренние галереи. Синедрион стал собираться здесь после 30 года от Рождества Христова.

Сюда запрещалось входить с палками, в грязной обуви; запрещалось иметь при себе "нечистые монеты". Не разрешалось здесь и плевать на землю.

Продавцы  животных для жертвоприношений и ритуально чистых сосудов для сакральных трапез, менялы "чистых монет", мясники, повара и другие подсобные служащие бродили по внешнему двору Храма и придавали ему вид восточного базара. Никто, впрочем, не обращал внимания на это движение, потому что каждое более или менее известное святилище (в Греции или на Востоке) также было центром торговли. У ворот стоял ревущий и мычащий, предназначенный для жертвоприношения скот. Легко понять гнев Христа, смотрящего на это зрелище у порога Дома Божьего.

Пятнадцатью ступеньками вверх лестница ведет к массивной каменной стене, за которой начинается собственно Храм. Это постепенное восхождение через систему террас приводило каждого паломника наверх, чтобы, в конце концов, на самой вершине он мог увидеть Святая Святых.

Две надписи на греческом и латыни предупреждали: "Чужеземец не должен входить за ограждение и ограду вокруг храмового пространства. Если кто-нибудь будет пойман, он должен винить себя за свою смерть, которая последует". Только перед евреями открывались тринадцать ворот, за которыми находились внутренние дворы Храма и сам Храм. Все они были богато украшены золотом и серебром, особенно одни, прозванные за красоту Красными (Деяния 3:2).

Через одни из трех восточных ворот можно было попасть во двор для женщин. Он был обширным: 60 метров в длину. Здесь стояли 13 кубышек, куда входящие бросали пожертвования на Храм. Видимо, в одну из них бросила свою лепту и убогая вдова (Марка 12:41). В четырех углах этого двора находились четыре малых двора, предназначенные для исцеленных от проказы, для хранения алтарного дерева, вина и оливкового масла.  

С западной стороны двора лестница (15 ступеней) вела к бронзовым вратам. Эти врата назывались еще Вратами Никанора - богатого александрийского еврея, пожертвовавшего на их строительство деньги по обету, данному им во время крушения корабля. Ворота были столь массивными, что их могли отворить лишь двадцать человек одновременно. Для жителей Иерусалима звук отворяемых ворот означал, что день начался. Вход женщинам через них был запрещен. За воротами находился узкий двор (60 на 5 метров) для верных иудеев. Как правило, он был переполнен людьми.

Тремя ступеньками выше, за узкой балюстрадой начиналось собственно святое место, вместе с "двором священников". За нее было разрешено заходить только священникам. Посреди балюстрады находилось небольшое возвышение, с которого первосвященник благословлял верующих. За оградой находился двор  размером около шестидесяти на восемьдесят метров с массивным каменным алтарем (14 метров в длину и 4 метра в высоту), покрытым кровью жертвенных животных. Рядом с ним горел никогда не гаснущий огонь, на котором сжигали внутренности жертвенных животных. Здесь же подготовленные к жертве животные стояли - мычали, блеяли.

За двором в небо поднимался фасад Храма - с прекрасной колоннадой, фронтоном и блестящей позолоченной крышей. С севера и юга в ней находились залы (в том числе и для заседаний Синедриона).  Сама Святыня стояла на двенадцать ступенек выше "двора священников". Ее колоннада была высотой тридцать метров и 45 метров в ширину. Это был портик, над которым Ирод первоначально хотел поместить золотого римского орла. Она состояла из Святилища и окружавших его тридцати восьми комнат (жилища и служебные помещения). Само Святилище представляло собой длинную, состоящую из двух частей галерею.

В центре портика находился большой проем, через который можно было увидеть вход в Святилище. Кедровые  и покрытые золотом двери были открыты. Над дверьми - виноградный куст из золота, символ Божьего Творения. Вход закрывала прекрасная завеса, которая, по свидетельству апостола Матфея, разорвалась в тот момент, когда Христос окончил Свой земной путь (Мф.27,51). Только служащие священники могли отодвинуть завесу и войти вовнутрь. За завесой находился семисвечник, чьи огни символизировали семь планет: Солнце, Луну, Меркурий, Венеру, Марс, Юпитер и Сатурн. Далее располагались стол с двенадцатью "хлебами предложения" (они символизировали знаки Зодиака и годовой кругооборот) и покрытый золотом алтарь, на котором дважды в день возжигали ладан.

альше была другая завеса, скрывающая Святая Святых. Там было темно и пусто, и только из пустого пола вздымался необтесанный камень - обломок скалы Шетия. Здесь, как утверждали евреи, обитает Яхве. Никто не смел сюда входить. Только один раз в году, в день Искупления, первосвященник входил в Святая Святых. В тот день евреи всего "земного круга" постились; залы и дворы храма были переполнены людьми. Они ждали, когда первосвященник воззовет к Яхве. Ведь Яхве нельзя было называть по имени: даже попытка сделать это должна была караться смертью. И только в этот день первосвященник называл Бога по имени. Никому не удавалось услышать Его имя, но всем казалось, что они слышат его, и сотни тысяч коленей обрушивались на плиты храма.

А в самых недрах, в укромном месте, под землей, лежали сокровища Храма, государственная казна: золото и драгоценности, собранные со всего мира.

Служба в Храме совершалась дважды в день, на рассвете и в сумерках, и состояла из трех частей. Сначала до рассвета священники (невидимые народу) заправляли масляные лампы золотого семисвечника на Святом Месте (Hekal) и воскуряли благовония на золотом алтаре в той же комнате. Снаружи, на алтарном дворе, левиты пели псалмы и в том числе последнюю строфу псалма 44 (43): "Восстань, что спишь, Господи.  Восстань на помощь нам и избавь нас ради милости Твоей" (Псалом 65:13–15; 137, 2-8).

Жертвоприношения совершались священниками только на алтаре перед Храмом. В жертву приносили животных, овощи, ладан. Общие жертвы приносили утром и вечером, особые жертвы - в праздники или в другие знаменательные дни (например, в Субботу).

Священники также приносили жертвы за отдельных людей, выражая радость или печаль, или во исполнение обета. Приношение затем обычно потреблялось священником и тем, кто принес эту жертву. Определенные части жертвы всегда сжигались. Кровь жертвенного животного принадлежала Богу и выливалась на алтарь. Бедняки могли себе позволить принести в жертву только птиц (жертва бедных женщин состояла обычно из пары птиц). Торговцы в Храме продавали их в плетеных корзинках за высокую цену. Птицу убивали перед тем, как положить на алтарь.

Собравшиеся во дворе вокруг алтаря мужчины были лишь немыми свидетелями этой церемонии. Священники осматривали жертву, приносили дрова, масло, специи и бросали куски жертвенного животного на алтарь. После возлияний вина, по сигналу священных труб левиты вновь пели псалмы (на этот раз 105,1–16 и 96), а собравшиеся простирались перед алтарем. Народ отвечал благодарственной молитвой. Когда служба кончалась, священники, спустившись от алтаря, благословляли народ священническим благословением (Числа 6,23–26); собравшиеся вновь простирались при имени Господа, трижды произносимым в этой части службы. Вечером воскурение благовоний и возжигание светильников в Святилище следовало за жертвоприношениями.

Троекратная молитва освящала день, Суббота освящала неделю, а установленные Законом праздники освящали год.

Молиться обязаны были все взрослые мужчины с тринадцати лет, освобождались только женщины и дети. Во времена Христа молились утром и вечером, а также днем ("шестой час"). На колени становились только в особых случаях, но часто совершали поклоны, как можно ниже склоняя голову. Руки, поднятые к небу, - распространенный жест во время молитвы (Второзаконие 6:4-7, 11, 13-21).

"Для евреев всего мира их Храм был истинной родиной, неиссякаемым источником сил, - писал Лион Фейхтвангер в романе "Иудейская история". - Где бы они ни находились - на Эбро или на Инде, у Британского моря или в верховьях Нила,- они во время молитвы всегда обращали лицо в сторону Иерусалима, туда, где стоял Храм. Все они с радостью отчисляли в пользу Храма проценты со своих доходов, все они к нему паломничали или собирались однажды на Пасху непременно принести и своего агнца в Храм. Удавалось ли им какое-нибудь начинание - они благодарили Невидимого в Храме, оказывались ли они беспомощными или в беде - они искали у Него поддержки. Только поблизости от Храма земля была чиста, и сюда отправляли жившие за границей своих умерших, с тем чтобы они вернулись на родину хотя бы после смерти".

"Наука и Религия"
Как же выглядел этот Храм? Храм пророка Зоровавеля (Второй Храм) был не очень подходящей заменой великолепного святилища Соломона. И Ирод решил, что его Храм превзойдет Соломонов во всей его славе.
Просмотров: 2573
0