Сб, 28 Ноябрь

Обновлено:05:50:48 AM GMT

Премудрость и знание чистое
Вы здесь: Отдых Интересно Волновая генетика

Волновая генетика

Волновая генетика - "назад к природе" или "вперед к природе"?

Таких случаев становится все больше и больше, особенно в промышленно развитых странах. Абсолютно здоровые люди умирают внезапно — прервав на полуслове разговор с приятелем, не успев донести ложку ко рту за обедом, по дороге в магазин. И врачи высасывают из пальца причину смерти, чтобы хоть как-то объяснить родным. Проблема выросла до таких размеров, что стала заботой не только медиков, но и правительств. Еще в 1972 году, во время визита в Москву, тогдашний президент США Ричард Никсон заключил с советским руководством специальное соглашение по изучению проблемы внезапной смерти. Оно сразу было засекречено в обеих странах.

Причина внезапных смертей та же, что и постоянно увеличивающегося количества рождающихся уродов. — Как ни прискорбно это звучит, но стопроцентно здоровых детей сейчас практически нет: рождаются с более или менее существенными отклонениями. Но все больше отклонений страшных... И причины этого можно понять с позиций генетики. Но не традиционной генетики, которая давно уже не может объяснить многие факты и явления, а генетики волновой.

Петр Петрович Гаряев "вышел" на волновую генетику, изучая причины внезапных смертей с 1973 по 1983 год во Всесоюзном Кардиологическом научном центре академика Е.И. Чазова. После бесконечной серии исследований пришло понимание: загадка таится в первооснове организма — генном аппарате. Но все, что наука знала тогда о генах, противоречило такому предположению. Считалось, что ген, носитель наследственной информации, — сугубо вещественное образование. А для объяснения новых явлений, обнаруженных группой исследователей под руководством Гаряева, одних вещественных свойств гена оказалось недостаточно. И Гаряев должен был сделать нелегкий выбор: либо его собственные предположения неверны, либо ген — не совсем то, что казалось исследователям до него и что было "узаконено" Нобелевской премией 1964 года. Требовалось немалое мужество, чтобы в такой ситуации отстаивать свои взгляды. Один против всех...

Впрочем, не совсем так. Были у него предшественники. Люди старшего поколения помнят имена Маха и Авенариуса, которых у нас клеймили как идеалистов, утверждавших, что сознание первично, а материя вторична. А дело было вовсе не в идеализме, а в физике, которая на рубеже веков "потеряла" вещество. И осталась одна энергия. Ибо элементарные частицы, из которых состоят атомы, — сгустки энергии электромагнитных волн. В природе властвуют волновые процессы, определяющие все немыслимое многообразие материального мира.

Мы давно не удивляемся тому, что электрон, протон, нейтрон и прочие элементарные частицы являются одновременно и корпускулами, и электрическими волнами. — Со школьной скамьи мы привыкли к этому феномену, названному дуализмом природы. Раз термин принят, значит, факт узаконен. А ведь, казалось бы, это паранормальное явление: как можно быть одновременно в двух принципиально различных состояниях? Тем не менее это неопровержимо доказано. И вот оказалось, что ген, носитель наследственной информации, который поэтому должен быть неизменным, тоже "паранормален": он — и вещество, и волна одновременно. И именно поэтому он может исполнять свою роль, формируя развитие организма.

Результаты простейших вычислений действуют подчас как ушат холодной воды на разгоряченные головы. Так получилось и с передачей наследственной информации. Каким все казалось простым и понятным! Ядро оплодотворенной клетки зародыша уже несет в себе всю программу развития организма, воспринятую от родителей генами и записанную в огромных белковых цепочках дезоксирибонуклеиновой кислоты. Но если эту программу попытаться изложить привычными нам средствами — в виде чертежей, формул, текстовых описаний, то никакого здания на Земле не хватило бы, чтобы вместить все эти фолианты. А природа умудряется все это втиснуть в клеточное ядро, которое даже в сильном микроскопе выглядит крохотной точкой. Как это ей удается?

Только одним путем: запись информации идет на волновом уровне, электромагнитными и акустическими излучениями. И записывается одновременно голограммами и "текстами", что позволяет разместить огромный объем информации. Конечно, это сложно для понимания, но упрощенно такие процессы не объяснишь. Причем информация поступает и изнутри организма, и извне, из Космоса, постепенно, этап за этапом, по мере формирования тканей, как бы записываясь поверх старого текста. А гены принимают ее и передают от клетки к клетке. Для такой технологии больших размеров ядра не требуется. Источник внешней информации нам неведом. По моей гипотезе, это стратегическая информация, определяющая общее направление развития организма, а информация "изнутри" определяет конкретные детали. То, что без идущей извне стратегической информации построить организм невозможно, доказано простейшими
экспериментами.

Эксперимент, о котором говорит Петр Гаряев, много раз проводился в его лаборатории, и всегда с одинаковым результатом. Исследователи брали эмбрионы различных организмов и помещали их в камеру из пермалоя — металла, сильно ослабляющего и искажающего электромагнитные излучения. И хотя в камере были созданы все условия для нормального развития зародышей, у них возникали так называемые хромосомные аберрации: цепочки ДНК начинали корежиться и рваться. В результате на свет появлялись генетические уроды, которые быстро погибали. Ничего подобного не происходило с контрольными зародышами, которых помещали в обычную стеклянную камеру, хорошо пропускающую электромагнитные волны. Они развивались нормально.

Основа жизни, ее необходимое условие — обмен веществ в организме, — продолжает Гаряев. — Он реализуется через белки, нуклеиновые кислоты. По сути, наш организм — химический завод, где одновременно протекают миллиарды, а то и десятки миллиардов различных реакций на клеточном и межклеточном уровне. И если хотя бы одна реакция пойдет не в том режиме, последствия могут быть непредсказуемыми. Согласовывая этот процесс на всех стадиях, клетки "вынуждены" постоянно общаться между собой, обмениваться информационными сигналами с помощью электромагнитных и акустических волн. Каждый из этих сигналов — четкая команда, состоящая из определенного набора "фраз". А теперь представьте, что получится, если в этих фразах исказить не то что одно слово — одну букву в слове, один знак препинания. Будет подана неверная команда, какой-то процесс пойдет не так, вызовет искажения в последующей цепочке, и начнется цепная реакция разрушений... И такие искажения мы создаем собственными руками.

Возможно, в этом и состоит секрет африканских колдунов, уже тысячи лет назад нашедших слова и интонации, которыми можно убить человека или наслать на него тяжелую болезнь. Стоит вспомнить и Соловья-разбойника, поражавшего врагов акустическим воздействием — свистом. В обоих примерах действует поступающий извне сигнал — "фраза-монстр", целенаправленно искажающая какую-либо команду в организме, в результате чего нарушается обмен веществ. Но речь идет не столько об акустических волнах, сколько о том бурлящем котле электромагнитных полей, в который человечество швырнуло себя, не просчитав возможных последствий. Радио- и телевизионные волны, обрушивающиеся с высоких антенн и спутников, излучения электростанций, линий электропередачи, телевизионных и компьютерных экранов, электромагнитные импульсы автомобильных двигателей, даже слабенькие волны от электробритв — все это складывается в бесчисленные комбинации частот и длин волн, среди которых случаются и роковые. Вероятность таковых крайне мала, но здесь вступают в действие законы науки о больших числах. Один из них можно сформулировать так: при достаточном количестве факторов они могут сложиться в любой вариант. Например, если в мегаполисе вы захотите найти старого, низенького, кривого на один глаз горбуна, женатого на молодой красавице баскетбольного роста, то при количестве жителей, превышающем определенный порог, обязательно найдете такую пару. Так и с электромагнитными полями. Среди их бесчисленных комбинаций вдруг складывается одна, вступающая в резонанс с внутренней волной и искажающая белковый "текст" определенного человека. И если эти белки стоят на ключевых точках обмена веществ...

Например, если это белки дыхательной системы, участвующие в наработке энергии. — Достаточно поменять одну "букву", даже одну "запятую" в команде на их образование, и появится уже не тот белок. В результате блокируется наработка энергии в организме и — смерть, та самая, таинственная, внезапная. Вероятность подобного случайного воздействия чрезвычайно мала, но с растущей энерговооруженностью человечества возрастает и опасность такого рода. И гораздо вероятнее комбинации, которые не убивают организм, а лишь слегка искажают "тексты". Скажем, в онкогенах. Это нормальные последовательности нуклеотидов нашего генетического аппарата — находясь в нем на строго определенных местах, они выполняют определенную, нужную для организма роль. Но достаточно появиться искажению в их "текстах" — и получится, как в знаменитой фразе "Казнить нельзя помиловать": ген-запятая перескакивает на другое место, и начинается страшная болезнь. Не случайно рак начал свое стремительное шествие по миру в 1950-х годах, когда уровень электромагнитного излучения в промышленно развитых странах достиг некоего критического порога.

Что же, техногенная цивилизация развивается навстречу собственной гибели? Есть ли выход из этой ситуации? Есть. Об этом говорили Сен-Симон, Фурье, Оуэн и другие мыслители: "назад к природе". Не ломать окружающую среду, а изучать мудрость ее строения. Мудрость человеческого организма. В нас самих природа заложила возможности, которые мы стремимся получить с помощью техники. Мы создаем вычислительные машины, производящие миллионы операций в секунду. Но есть люди, демонстрирующие уникальные способности к вычислениям, что называется, в уме. Значит, эти способности заложены в каждом человеке, надо только понять их механизм, найти способы их развития. Голубая мечта физиков — овладеть холодным ядерным синтезом. Но клетки нашего организма при температуре человеческого тела осуществляют трансмутацию элементов: превращение одного вещества в другое. Над этим веками бились алхимики, над этим бьется современная физика, строя огромные ускорители. Но как легко это делает природа!

Потрясающий эксперимент, демонстрирующий способность живого организма к трансмутации, был проведен в Керврановском институте во Франции. У нескольких моллюсков удалили раковины, которые состоят целиком из солей кальция. И поместили их в среду, где было все для нормальной жизни, кроме кальция. Ни одного атома этого элемента. Каково же было удивление ученых, когда моллюски отрастили новые раковины, опять же из кальция. Их тоже удалили, но через некоторое время они появились вновь. И так десятки раз. Осуществлялся синтез, при котором атомы других элементов превращались в атомы кальция. И механизм этого превращения, взятый на вооружение, мог бы произвести великую технологическую революцию, избавив планету от истощения полезных ископаемых, а человечество от огромных трат энергии.

Кстати, об энергии. Давно доказано, что живые клетки вырабатывают ее с КПД, которого не достигает ни одна электростанция. Пойми этот принцип и используй. А недавно наша группа обнаружила феноменальное явление: клетки живого организма излучают лазерный свет, который превращается в радиоизлучение. Подумайте только, какую перспективную модель предлагает природа для передачи информации!

Итак, назад к природе? Все, что создано за тысячелетия, разрушим до
основанья, а затем... Разумеется, нет. У человечества есть возможность не крушить все им созданное. Не зря древние говорили: кто предупрежден, тот вооружен. И, зная опасности существующих технологий, наука, несомненно, найдет способы блокировать риски. Будем изучать волновые функции организма, чтобы найти пути его защиты. Скажем, проектировать такую радиоэлектронику, которая при любых комбинациях не будет выдавать "фразы-убийцы". И развивать параллельно с техногенной  цивилизацией биологическую: активно пользоваться нашей "внутренней" радиоэлектроникой с ее огромными возможностями.

"Наука и религия"
Просмотров: 2766
0